Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Кабанова
Статья опубликована в № 2741 от 25.11.2010 под заголовком: Искусство умозаключений

Выставку классика московского концептуализма скучно и смотреть, и читать

Выставку классика московского концептуализма Андрея Монастырского скучно и смотреть, и читать. От этого она не становится хуже
С. Николаев
Из мыслей. Андрей Монастырский

художник. «Ведь в конце концов пустота – это просто философствующий поэзис, неопределимость личного»

Андрей Монастырский – живая легенда в полном, и даже неприятном, значении этого словосочетания. Довольно тяжело живого человека, 1949 года рождения, рассматривать как реликвию. Лидер и основатель группы «Коллективные действия» и по сей день осуществляет документированные акции, но все началось 34 года назад, и тогда было чем-то странноватым, важным и притягательным.

Сегодня же, как считают многие причастные к «Коллективным действиям», деятельность группы и ее гуру есть одна из самых славных и глубоко значимых страниц отечественного искусства. Это истина не в последней инстанции, хотя все к тому идет – к канонизации Монастырского, «КД» и московского концептуализма. Чему поспособствуют и события ближайшего будущего: выпуск каталога к выставке, где Монастырского будут осмыслять серьезные западные исследователи и сам Илья Кабаков, великий художник. А также факт, что Монастырский будет представлять наше современное искусство на грядущей Венецианской биеннале под кураторством самого Бориса Гройса, главного из умников, ведущих московский концептуализм к неизбежной мировой славе.

Этими знаниями и заведомым пиететом к Монастырскому необходимо нагрузиться перед походом на его выставку в Московском музее современного искусства на Гоголевском бульваре. При входе там висит предупреждение для непосвященных: «В концептуализме именно сознание (а не художественная вещь) по преимуществу является той эстетической предметностью, где происходит искусство». И даже простаку, хотя простаки в такие места не ходят, становится понятно, что на выставке не только не на что будет смотреть, но и читать ее будет зевотно благодаря выдающемуся многословию автора, поясняющего каждое предыдущее свое пояснение, уточняющего любое из многих уточнений.

Однако если читать вступительное слово Монастырского (два столбца от потолка до пола) и цитаты в зале невыносимо и не нужно, то инсталляции разных времен смотрятся часто забавно, например «Ветка» – «одноразовый объект по извлечению звука разматывающегося скотча», такой оммаж минимализму и конкретной музыке. Но и не в этом дело. Самый незрелищный и нечитаемый из всех художников московского концептуализма действительно стал живой легендой и абсолютной фигурой в отечественном современном искусстве. Пытаясь понять почему, не скучно смотреть выставку многократно. А если вдруг вам захочется внятного предмета искусства, то спуститесь на первый этаж музея, где стоят работы Зураба Церетели. После них Андрей Монастырский станет понятным и окажется спасителем искусства и отечества.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать