Статья опубликована в № 2741 от 25.11.2010 под заголовком: Первые парни

Премию «Большая книга» получила история бегства Льва Толстого из Ясной поляны

Вручена премия «Большая книга». Лауреатами стали Павел Басинский, Александр Иличевский и Виктор Пелевин. Все совсем неплохо, вот только смертельно скучно
ИТАР-ТАСС

От нынешней «Большой книги» осталось ощущение легкой неловкости. Все вроде бы было на месте: изящно оформленная сцена – на этот раз под интерьер усадьбы «Вишневого сада», бодрый Михаил Швыдкой в роли тамады, Олег Табаков, величаво рассуждающий о Чехове, черешня в роли вишни. Антона Павловича, кстати, наградили – «за честь и достоинство», это ежегодная специальная номинация «Большой книги». Хочется, конечно, похмыкать, но смолчим – вышедший получать награду председатель Чеховской комиссии РАН Владимир Катаев пообещал, что деньги пойдут на серию «Чеховиана» в издательстве «Наука».

И все же пожатие плеч оставалось самым частым жестом вечера. Из предложенного короткого списка, пожалуй, были избраны самые достойные. Но именно что из списка. Первые парни, но в нашей скромной деревне, пусть и с амбициозным названием.

Павел Басинский, первый лауреат (приз – 3 млн руб.), победил с книгой «Лев Толстой: Бегство из рая» (см. «Ведомости», 22.07.2010). Это увлекательное, а вместе с тем тщательное журналистское расследование обстоятельств побега Толстого из Ясной Поляны. Чтение во многих отношениях полезное и просветительское – и если бы вручалась премия «Просветитель», ее следовало бы отдать «Бегству». Но «Большая книга», казалось бы, требует от своих победителей меньшей компилятивности, большей оригинальности и исследовательской глубины. Которые, заметим, присутствовали, например, в «Борисе Пастернаке» Дмитрия Быкова, получившего первую «Большую книгу», да и в биографии Горького, написанной Павлом Басинским несколько лет назад. Работа же о Толстом слишком очевидно писалась к юбилею и «под премию». Ну и что? Книга-то хорошая? Очень. Но не большая – классическое второе место.

«Перс» («Ведомости», 6.05.2010) Александра Иличевского – проза местами невероятно смелая, полная неочевидных ходов, местами провальная. Иличевский – блестящий рассказчик и не великий романист. Он не держит форму, и в результате прорваться сквозь бурю сбивчивых ассоциаций, не объединенных ничем, кроме авторского вдохновения, невозможно. Тому же «Персу» еще бы полежать в столе, позреть... Классическое третье место.

Виктор Пелевин, едва ли не единственный наш социальный писатель, фантазер и фокусник, в премированном «T» («Ведомости», 22.10.2010) построил коллаж из приколов и гэгов, наколдовал флюоресцентно-отсвечивающую пустоту, которую давным-давно покинул даже Чапаев. Но за многолетний пиар нравов литературного сообщества и отдельно премии «Большая книга» – которую он, правда, назвал в «Т» «Большая гнида» (но ему и это простили) – вполне заслужил почетное упоминание жюри и поощрительную поездку в Оптину пустынь.

А если всерьез, именно в этом году, возможно, стоило набраться мужества и вручить лишь вторую (1,5 млн руб.) и третью (1 млн руб.) награду. В крайнем случае поделить третью между Иличевским и Пелевиным. Давно пора подумать о формате премии еще и еще. Спасти ее от забронзовения, от которого уже скулы сводит, сможет только гибкость и готовность меняться.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать