85-летний Питер Брук поставил «Волшебную флейту» Моцарта

Питер Брук завершил свою работу в парижском Bouffes du Nord, которым руководил 36 лет. Последним спектаклем стала «Волшебная флейта»
Bouffes du Nord

Я всегда питал ненависть к опере, этой застывшей форме, не только к жанру, но и к самому институту оперы», – не раз признавался Брук. Его новая постановка – вольная интерпретация оперы Моцарта. В Bouffes du Nord нет ни подиума, ни оркестровой ямы: магический круг образуют зрители, находящиеся в почти интимном контакте с исполнителями. Спектакль идет без оркестра, избранные арии поются под рояль. Опера сокращена до часа сорока, Брук работает с оперными солистами, как с драматическими актерами. Молодые певцы, разгуливающие по сцене босиком и в современных одеждах, неплохо усвоили драматическую игру, особенно Папагено – Томас Долье. Фарсовая сторона удалась лучше всего, бесконечно остроумно додуманы диалоги. Так, ария Зарастро о том, что «Женским сердцем должен управлять мужчина», разбивается ироничным обращением в зал: «А что вы по этому поводу думаете, месье?» Запутанный эзотерический сюжет о поисках истины превратился под рукой Брука в бесхитростную историю о романтической любви. Масонская символика отброшена. Противостояние светлого и темного начал, Зарастро и Царицы ночи, тоже не воспринимается всерьез. Наивная сказка, где оперные партии, даже спетые живо и временами виртуозно (Малиа Бенди-Мерад – Царица ночи), кажутся только фоном для театрального высказывания, которое ведет блистательный актер Уильям Надилам (он играл когда-то Гамлета), один из двух Комедиантов, которых режиссер ввел в сюжет «Флейты». Эти темнокожие бруковские актеры – одновременно «служители просцениума» старинного театра и повелители сцены. Надилам, а не маг Зарастро ведет игру, именно ему ведома чудесная власть над героями этой «Волшебной флейты», как будто переписанной для шекспировского Просперо. Знаковый жест тоже отдан ему: после смазанно звучащего финала о «триумфе посвященных» Надилам при завороженном внимании всей труппы легким движением руки забрасывает флейту в небеса. Брук возвращает ее Моцарту и символически передает новому претенденту на волшебный дар.

Стремление к последней простоте, которой одержим 85-летний Брук, обернулось в «Волшебной флейте» повествовательной интонаций, исключающей эмоциональное напряжение. А это не совсем тот волшебный ключик, которым открывается шедевр Моцарта. Да и война оперным штампам и фальшивой декоративности, провозглашенная Бруком тридцать лет тому назад, давно уже выиграна, опера сегодня стала скорее синонимом самых смелых экспериментов, далеких от пресловутой вампуки.

До 31 декабря