Статья опубликована в № 2746 от 02.12.2010 под заголовком: Рубить Билла

Какой же Дикий Запад без самураев

Выходящий в российский прокат боевик с непримечательным названием «Путь воина» (The Warrior’s Way) неожиданно оказался образцом гармоничного смешения вестерна и самурайского фильма

Азиатское царство, нечто среднее между Японией, Китаем и Кореей, раздирает война кланов. Идеальный ниндзя Янг (Чан Дон Ган) – боец отряда киллеров и любимый воспитанник командира средневекового спецназа по имени Грустная Флейта – отказался убивать младенца, подписал себе смертный приговор и ударился в бега, осев в захолустной дыре на Диком Западе. Здесь ниндзя пытается начать новую жизнь, устроившись работать в прачечную, но не тут-то было. Всю округу держит в страхе злой полковник (Дэнни Хьюстон), у которого много претензий к сотрудникам задержавшегося с гастролями цирка-шапито, но особенно – к метательнице ножей Линн (Кейт Босворт), огревшей полковника раскаленной сковородкой. А с приездом его бывших однополчан из Азии здесь и вовсе начинается большая стирка.

Еще лет семь назад казалось, что нет ничего увлекательней и проще, чем сложить на потеху публике классические спагетти-вестерны с классическими фильмами про самураев. Решить элементарную задачку брались известные мастера экрана, но орешек оказался никому не по зубам. Такаси Миике, ездивший даже на венецианский конкурс со своим «Сукияки Вестерн Джанго», перемудрил, запутался и откровенно переперчил с постмодернизмом. Тарантино в «Убить Билла» за тщательной шлифовкой стиля совсем забыл про душу. А у корейца Ким Джи-вуна в «Хорошем, Плохом и Долбанутом» все какое-то долбанутое и вышло: смотреть эти творения наивным любителям вестернов и самурайской классики было скучно. И вот на горизонте появляется никому не известный Сынму Ли, который складывает дважды два и получает-таки на выходе четыре. То есть правильно сбалансированный результат, от которого можно наконец получить простое зрительское удовольствие, не повредив мозги и остатки хорошего вкуса.

Самурайские и ковбойские ингредиенты Сынму Ли и впрямь уравновесил очень ловко, но не до полной потери острых ощущений. Искусственные анилиновые закаты здесь не такие ядовитые, как у Миике, но все равно радуют глаз оптимистичным кичем. Лакированный перфекционизм в драках и групповых перестрелках фантазию не возбуждает, но одна неполиткорректная пощечина мгновенно возвращает в кадр грязную жизнь: реплика эпизодического забулдыги «толпа гомосеков в трико и один китаёз с саблей» полностью исчерпывает интригу, сюжет и манеру фильма и должна, пожалуй, войти в историю. Как и сюрреалистичный Арлекино с бубенчиками, расстреливающий ковбоев из винтовки. Наконец, в кои-то веки нашлось адекватное применение большому ноздреватому носу Джеффри Раша, сыгравшего снайпера-алкоголика с разбитым сердцем: роль небольшая, но берущая за живое.

В общем, жанровый коктейль не вяло смешан, а действительно хорошо взболтан. В последний раз так хорошо взбалтывали в одном большом стакане самураев и ковбоев в далеком 1971-м в «Красном солнце» с Чарльзом Бронсоном и Тосиро Мифуне. Хотя по эффекту эти две гремучие смеси и различаются примерно так же, как пьеса «В ожидании Годо» и бойкое цирковое шоу с клоунами, карликами, адскими ковбоями, метательницами ножей и одним настоящим летающим азиатом с мечом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать