Статья опубликована в № 2762 от 24.12.2010 под заголовком: Жареные и оскорбленные

Выставка конкурса «Серебряная камера» рассказывает о Москве не очень правдиво

Выставка фотоконкурса «Серебряная камера» рассказывает о Москве, но не очень правдиво, конкурсантам часто не хватает ума и умений

Пожар способствовал. Основной темой выставки конкурса на лучший репортаж о Москве стало нынешнее катастрофическое лето. Поэтому большинство фотографий, показанных в Манеже, кажутся плохо снятыми и отвратительно напечатанными. В лучшем случае адская мгла, покрывшая Красную площадь, в работах неопытных конкурсантов выглядит романтическими сумерками или предрассветной дымкой. А люди в масках и противогазах кажутся веселыми ряжеными. Подписи под такими сериями со словами «Апокалипсис» или «газовая атака» смотрятся неуместным преувеличением капризных москвичей. Оказаться в экстремальной ситуации и нажать на кнопку – не залог успеха. Только в серии про отупевшую от жары молодежь передано ощущение невыносимости бытия, знакомое пережившим это лето в городе. Благодаря нереальным оранжевым, как бы испорченным кадрам с нарочито случайной композицией.

Следующая ударная тема – нынешние, этого декабря, беспорядки на Манежной площади. Тут только можно высказать уважение фотографам, рискующим – это видно по снимкам – быть битыми и ОМОНом, и протестантами. Но эти горячие кадры как-то не вяжутся с регламентом «Серебряной камеры», на которую загодя подаются работы, участвующие в честном отборочном конкурсе.

«Серебряная камера» проводится Московским домом фотографии в десятый раз, но впервые не под патронатом столичного мэра. И это, казалось, должно было пойти конкурсу на пользу – ранее в тщетных ожиданиях визита высокого покровителя выставку пытались сделать исключительно позитивную, чтобы привести градоначальника в приятное расположение духа.

На этот раз, не стесняясь, пустили снимки бомжей, жителей хрущоб, калек, старух и мигрантов. Но оказалось, что социальную фотографию невозможно сделать, не понимая ради чего. Если авторы жалеют униженных и обличают социальные язвы, то получается сентиментально и назидательно, если убогие становятся эффектной натурой – цинично. Проблема не в том, что художественных и нравственных высот Бориса Михайлова, снимавшего бомжей с нежностью и христианским приятием человека, конкурсанты не достигают, печально, что они этих высот не видят. Конкурс их к этому не приучил.

Зато научил хорошо снимать красивые, с настроением фотографии вроде серии «36 видов Лужи» (стадиона в Лужниках), действительно напоминающие о «36 видах Фудзи» художника Хокусайи. Хотя, возможно, в Москве только так и можно выжить – смиренно созерцая перемены того, что перед твоими глазами поставили.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать