Статья опубликована в № 2781 от 31.01.2011 под заголовком: Нервная пионерия

В галерее «Проун» открылась выставка «Коричневая пуговка, или Шпиономания»

«Коричневая пуговка, или Шпиономания» рассказывает о страхах пионерского детства без тени симпатии
Атрибуты давно ушедшего детства / В. Филонов / Для Ведомостей
Атрибуты давно ушедшего детства / В. Филонов / Для Ведомостей

Новая выставка галереи «Проун» – пограничная, это не вполне художественный проект, немного капустник мальчиков преклонного возраста, разыгранный для их же удовольствия. Смотреть на некоторые экспонаты несколько неловко, как на тертые штаны пограничника.

Сложное впечатление оставляет, например, домашнее видео «Шпионы как мы – 2», где экс-министр культуры, а ныне специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству вместе с действующим замминистра культуры и комиссаром Московской биеннале современного искусства разыгрывают сценку из шпионской жизни. В основном многозначительно молчат, что свойственно как шпионам в кино, так и культурным госслужащим в их профессиональной жизни. Лица у Михаила Швыдкого, Павла Хорошилова и Иосифа Бакштейна выразительные, фактурные, и больше ничего о фильме говорить не стоит, чтобы понапрасну не ссориться с важными людьми.

Впрочем, эти кадры можно трактовать и как запоздалое врачевание давних детских страхов, которые испытали наши люди за пятьдесят. Много лет назад их неокрепшие пионерские души были травмированы советским искусством для детей и юношества, в том числе страшноватой повестью Аркадия Гайдара «Судьба барабанщика», написанной в 1938 г., во времена массовой посадки по шпионским статьям. Тогда шпиономания была государственной и общенародной болезнью. Детей ее вирус поражал еще долго.

В 1955-м, когда всех шпионов должны были давно отловить, повесть экранизировали. Это жестокое, довольно страшное кино можно посмотреть на выставке. Но главный ее экспонат – макет диафильма по гайдаровской книге, выпущенного в 1973 г., когда тема противостояния ребенка злым силам должна была бы давно устареть. Но пионер обязан был быть героем, у страны должны были быть враги.

Бюсты пионеров-героев и портреты пограничников 30-х гг., старое шпионское оборудование, фотографии из жизни пионерского лагеря полувековой давности – на эти экспонаты возложена задача воссоздать атмосферу подозрительности и страха, нагнетавшуюся в обществе и особенно плотно окутавшую детские сообщества. Маленькие любят страшненькое.

Но эти отслужившие свое советские страшилки, как и песня про коричневую шпионскую пуговку, найденную бдительным пионером, выглядят сегодня только комично, чистым кичем. Атмосферу времени они передать не в состоянии – выдохлись.

За настроение на выставке отвечает современное искусство. Стилизованные под довоенные фильмы, черно-белые, напечатанные на крафте и подретушированные фотографии художника Андрея Волкова транслируют напряжение и тревогу. Хотя ничего страшного на них и не снято – дачная местность, немолодой господин в мятом белом костюме у забора. Что-то с ним не так.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать