Стиль жизни
Бесплатный
Анна Галайда
Статья опубликована в № 2894 от 14.07.2011 под заголовком: Танцы с медузами

На Чеховском фестивале выступает американская труппа «Момикс»

Мозес Пендлтон, знаменитый хореограф-иллюзионист, выдающий своих танцовщиков за воду, воздух, растения и животных, привез свой новый спектакль «Ботаника»
Чеховский фестиваль
Фотограф-садовод

Мозес Пендлтон, в начале карьеры бывший среди основателей знаменитой театральной труппы Pilobolus и прославившийся постановкой шоу на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде в 1980 г., теперь делит свое время между «Момиксом», собственным садом и устройством собственных фотовыставок.

В Москве «Момикс» Мозеса Пендлтона появляется чаще, чем любая другая американская танцевальная компания, – третий раз за последние 15 лет. Она занимается тем искусством, которое внятно любому зрителю: для того чтобы восхититься тем, как роскошные пышные юбки, скользя от плеч до пяток, превращают танцовщиц в цветы или как воронкой завиваются вокруг корпуса легкие ткани, создавая эффект торнадо, не нужно ни обостренного эстетского чутья, ни повышенной гибкости нервной системы. А никто не умеет соединять движение, игру тканей и блики света лучше, чем Пендлтон и его постановочная команда.

Те, кто пропустил предыдущие гастроли его труппы в Москве, могли в этом убедиться во время программы «Диана Вишнева. Красота в движении»: Пендлтон был среди трех хореографов, выбранных балериной, и поставил для нее центральную часть программы. Именно в ней она с коллегами сначала изображала фосфоресцирующими конечностями птичек, рыбок и лебедей, потом, лежа на огромном зеркале, нарцисса, тающего в зеркальной глади, и в финале – медузу, раскручиваясь по всей сцене в гигантской шляпе с бесчисленными рядами бус.

В той программе опус Пендлтона звался «Из любви к женщине», и теперь стало понятно, что из любви к Диане Вишневой. Рачительный хореограф просто подарил ей большой кусок готовившейся тогда «Ботаники» – премьера была выпущена в прошлом году в Риме, и здесь вишневские номера вполне гармонично и практически без изменений подверстались в картину природы Новой Англии, которой посвящен спектакль.

Сравнивать одну из лучших балерин мира с танцовщиками «Момикса» бессмысленно – они не уступают в качестве, а просто пришли из другого мира, где в цене не красота в движении, а мощь, энергия, гибкость и скорость. Поэтому параллели ведут совсем в другую плоскость – к покорившему Москву Na Floresta Начо Дуато, на создание которого хореографа подтолкнула судьба бразильской сельвы.

Маршруты, которыми ведут эти хореографы, оказываются непересекающимися параллельными. Там, где у Дуато природа становится эквивалентом человеческого внутреннего мира, Пендлтон – завораживающе – заставляет своих артистов подражать внешним проявлениям растений и животных. И его великолепно подготовленным танцовщикам (их всего 10, и скорость их трансформаций и переодеваний поражает) это удается легко и непринужденно. Но это не то зрелище, которое можно посещать из раза в раз: секрет Пендлтона открывается с первого просмотра и не оставляет никакой тайны.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать