Стиль жизни
Бесплатный
Анна Галайда
Статья опубликована в № 2895 от 15.07.2011 под заголовком: Любовь и видео

Испанский театр танца показывает постановки Начо Дуато

Compania Nacional de Danza de Espana, известная во всем мире как труппа Начо Дуато, приехала в Москву без самого хореографа – год назад они, как известно, расстались. Но украшают гастрольный репертуар по-прежнему работы экс-лидера
Чеховский фестиваль
Труппа сложной судьбы

Испания никогда не была балетной державой. Но время от времени хочет ею стать. Жертва этой мечты – ее единственная заметная труппа Compana Nacional de Danza de Espana. Когда-то ее волевым решением отдали Майе Плисецкой. Потом не менее стремительно – Начо Дуато. Теперь править приглашен этуаль Opera de Paris Жозе Мартинез.

На Чеховский фестиваль Compania Nacional de Danza de Espana приезжает второй год подряд: обе российские столицы сражены страстью к Начо Дуато. Правда, теперь испанский хореограф работает в Михайловском театре и за этот год выпустил несколько премьер. Но пока там идет процесс взаимного познания постановщика и артистов, Москва пользуется шансом увидеть авторские работы в оригинальном исполнении: как известно, это единственный вариант узнать «голос» хореографа без акцента, который неизбежно появляется даже при тщательной адаптации. И шанс этот последний – при тяжелом расставании с Compania Nacional de Danza Дуато востребовал все права на свои постановки, разрешив труппе показывать их только до нынешнего июля.

В первой из двух программ, которую испанцы представляют на сцене Театра имени Моссовета, два спектакля Дуато соединены с постановкой Александра Экмана – восходящей звезды европейской хореографии, который в 27 лет уже обеспечен приглашениями «Кульберг-балета», а привезенный на Чеховский фестиваль Flockworks поставил по заказу Nederlands Dans Theater. Молодой швед ловко орудует современными технологиями и проявляет похвальную заинтересованность в социальных проблемах, но его энтузиазм пока не распространяется на хореографическую лексику – ее он подменяет режиссурой.

Дуато, напротив, можно упрекнуть в том, что всю жизнь он сочиняет один балет: фактически – об Испании или, как любит уточнять сам уроженец Валенсии, о Средиземноморье, но на самом деле – о чувстве ритма в крови, о музыке любого, самого банального, бытового, движения, о значительности взгляда и бесконечности самого мимолетного чувства, если оно отразилось в танце. Зато формы могут быть калейдоскопически разнообразными. Можно, как в Arcangelo на музыку Скарлатти и Корелли, придать этому аромат барокко: сцена опоясана золотистыми панелями, восьмерка исполнителей заключена в темно-коричневые комбинезоны, а их дуэты, несмотря на переизбыток шпагатов-раздиров, все равно смотрятся томными любовными церемониями. Или, как в Gnawa (этот маленький шедевр уже показывала в Москве несколько лет назад труппа Habbard Street Dance), создать иллюзию североафриканских ритуалов, но снабдив их самой узнаваемой авторской хореографией с фирменными дуатовскими бесшовными поддержками, контрапунктами неожиданных подъемов с пола в воздух и непредсказуемыми сменами направлений движения. Больше всего Дуато верит собственно человеческой пластике. И его профессиональная искренность и бескомпромиссность вызывают любовь, которую не умеют генерировать современные технологии.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать