Статья опубликована в № 2900 от 22.07.2011 под заголовком: Разрази гром

Шекспировский волшебник сменил пол

В эффектной экранизации шекспировской «Бури» главной интригой служит смена пола могущественного волшебника Просперо. Режиссер Джули Теймор переписала эту роль для Хелен Миррен
Киноафиша
В любом жанре

Джули Теймор известна не только кинофильмами «Фрида» и «Через Вселенную», но и театральными постановками широкого спектра – от Моцарта и Стравинского до бродвейской перелицовки «Спайдермена», музыку и тексты к которому сочинили участники группы U2.

Богатый на пересмотр классики XX век порождал разнообразные «Бури» – от перверсивной трактовки Дерека Джармена до версии Пола Мазурского, где осовремененного Просперо играл Джон Кассаветес. В культовой «Запретной планете», совсем вольно поступившей с первоисточником, действие и вовсе происходило вдали от Земли, а персонажи были роботами.

Но, кажется, никто не обходился с Шекспиром в кино радикальнее Теймор, сменившей пол не просто главному герою «Бури», но, по сути, ее автору: в шекспироведении принято считать, что Просперо – автопортрет художника. Парадоксальным образом от этой перестановки пьеса не особенно исказилась, не говоря уже о том, что в английской речи даже не пришлось менять окончания.

Миланский герцог Просперо стал герцогиней, в перерывах между покачиванием люльки изучавшей конструктивное колдовство и изгнанной с континента зловредным братом-узурпатором. Дальше все следует строго по тексту и вряд ли содержит спойлеры для освоивших общеобразовательную программу. 12 лет спустя осевшая на таинственном острове Проспера принимает нежданных гостей – корабль с обидчиками. И с помощью посоха и андрогинного духа организует торжество справедливости, брак своей юной дочери с симпатичным неапольским принцем. После чего с чистой совестью отходит от магических дел.

Джули Теймор берется за Шекспира не в первый раз – с «Бурей» она дебютировала в театре еще в 1986 г. Но с ее размахом и буйством фантазии любые театральные подмостки, даже бродвейские, выглядят тесно. Впрочем, амбиции Теймор не заходят дальше того, чтобы добавить Шекспиру компьютерной графики и собрать в кадре видный актерский ансамбль.

Идея переодеть Просперо в юбку кажется ответом феминисткам, осуждающим «Бурю» за единственный женский образ пассивной дочери Просперо Миранды. Хотя феминистки вряд ли будут довольны тем, как здесь лидирует Хелен Миррен. Ее Проспера – властная мать, которая чинит дочке препятствия исключительно из заботливых соображений и твердо намерена держать свечку (точнее, с учетом магических обстоятельств – парад планет) при ее первом поцелуе.

Единственным достойным соперником Миррен выглядит ее островной антагонист – уродец Калибан, которого Джимон Хонсу, выразительно загримированный под лишайную рыбу, играет буквально всем телом. Остальные по-разному выражают счастье участвовать в экранизации классики. Дэвид Стрэтэйрн в роли короля Алонсо с достоинством держится театральной традиции. Альфред Молина и Рассел Брэнд вдохновенно паясничают. Фелисити Джонс и Рив Карни в ролях очаровательных Миранды и Фердинанда изображают ровно то, что от них требуется, – прелестно и ответственно хлопают ресницами.

Проблема «Бури», сделанной не без определенного блеска, в том, что бродвейский опыт Джули Теймор приучил ее приблизительно одинаково делать постановки прощального тура Майкла Джексона, шекспировской драмы и мюзикла по «Королю-льву». Поэтому лучше всего ей удаются блестки, перья и спецэффекты.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать