Статья опубликована в № 2903 от 27.07.2011 под заголовком: Почем стоит похоронить

Чеховский фестиваль заканчивается за упокой

Начавшись за здравие (спорной, но не бессмысленной «Бурей» Деклана Доннеллана), Чеховский фестиваль завершается за упокой – в прямом смысле
Чеховский фестиваль
Точки на карте

Основными акцентами десятого Чеховского фестиваля были испанский и итальянский. Следующий смотр мирового театра в Москве состоится в 2013 г. Его акцент пока не объявлен.

Барселонские «Комедианты» Хуана Фонта уже однажды приезжали на Чеховский фестиваль с уличным огнедышащим спектаклем «Демоны», заставлявшим зрителей хохотать и поеживаться. Спустя несколько лет уличных артистов не узнать – теперь они показывают простенький, разыгранный на обычной сцене и не обремененный смыслами спектакль «Персефона».

Попытки создать так называемый тотальный театр иногда играют с его авторами плохую шутку. «Персефона» выглядит как забава ребенка, перед которым высыпали все имеющиеся игрушки: еще целые и уже сильно попользованные.

Любимая игрушка Хуана Фонта явно кабаре – да и грех было бы отказываться, имея такую роскошную кабаретную певицу, как Анхель Гоньялонс.

Она играет Персефону – жену бога загробного мира Аида, которая вернулась к живым людям и наблюдает за современными нравами. Но современность в «Персефоне» напоминает уже не кабаре, а комедию дель арте.

Смерть становится последним представлением на ярмарке тщеславия. АО «Спи спокойно.com» обеспечит клиентам любые похороны – от бюджетных до самых роскошных (медийные лица, профессиональные плакальщицы, толпа провожающих) и экзотических (с пением мантр).

Тут очень пригодился модный видеоарт, сопровождаемый дурацкими скетчами. После похорон душе и телу надлежит расстаться. Тело разлагается: на экране – копошащиеся черви, а на авансцене актеры, наряженные как на детском утреннике, поют оду гниющей плоти. Душа (то же «тело» с замотанным лицом) отправляется в Аид: на видео – много-много открывающихся дверей, плывущий по туманной реке Харон и т. п.

Еще одна игрушка режиссера – тростевые куклы-скелеты в два человеческих роста, изображающие вечных спутников Персефоны.

Понятно, что спектакль вдохновлен многими пластами европейской культуры (скажем, еще в XIV в. каталонцы танцевали «Пляски смерти» на кладбищах возле церквей). Но все, что смогли привнести в эту богатую тему барселонские «Комедианты», – сарказм по поводу того, что и в отношение к смерти проник дух коммерции. А то мы не знали.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать