В Перми были объявлены победители конкурса «Пермская мебель»

Отечественные производители ищут новые дизайнерские идеи

На конкурс, инициированный Пермским центром развития дизайна, прислали 159 проектов. Участникам было предложено разработать дизайн мебели для города, для общественных, а также для образовательных учреждений. В каждой из этих категорий жюри выбрало по три лучших проекта, общий призовой фонд конкурса составил 400 000 руб. В жюри конкурса его председатель дизайнер Вадим Кибардин пригласил российских и зарубежных специалистов, среди которых были дизайнеры с мировыми именами. Например, англичанин Росс Лавгроув, придумавший дизайн Sony Walkman и в разное время работавший с такими фирмами, как Vitra, Apple, Luceplan. «Каждый член жюри рассматривал проект исходя из собственного опыта, по своим критериям, у каждого был собственный взгляд на то, каким должен быть проект-победитель, — рассказывает Кибардин. — Росс Лавгроув уделял больше внимания стилю и собственно дизайну, Эркен Кагаров (художественный руководитель Пермского центра развития дизайна. — "Пятница") — техническим вопросам и легкости проекта в реализации. Сергей Кужавский и Стас Жицкий из студии OPEN!Design — ироничности, артистичности конкурсных работ».

Победила лаконичность

Первое место в номинации «Мебель для городской среды» получил Дмитрий Беляев из Санкт-Петербурга. Его проект Atis — это скамейка из цельного куска гнутой водостойкой фанеры. С помощью двух металлических штырей, входящих в землю под прямым углом, ее можно установить на склоне в парке, на пологом берегу реки или озера. В номинации «Мебель для образовательных учреждений» лучшей назвали серию табуретов Stool Владислава Жуковца из Тольятти. Табуреты различаются по размеру — для взрослых и детей, а их сиденья сделаны из цельного куска дерева. Наконец, в номинации «Мебель для общественных учреждений» жюри присудило главный приз Максиму Максимову из Санкт-Петербурга. Его проект «Одна линия» представляет серию лаконичной и одновременно жизнерадостной мебели: каркасы дивана и кресел, а также журнальные столики сделаны из стали белого, черного, красного или голубого цветов, подушки обиты желтой и голубой тканью.

Среди победивших или отмеченных поощрительными призами работ было немало модульных проектов. Например, «12-й элемент» — набор-конструктор офисной мебели, которую можно соединять между собой, создавая рабочее пространство в виде разных фигур. Еще одна идея для офиса — комплект Flower, состоящий из шести столов. Их столешницы напоминают по форме цветок с тремя лепестками и хорошо стыкуются — так что столы можно составить в круг или прямоугольник. Набор мебели для детского сада «ВыСоты» позволяет использовать один и тот же модуль-соту и как табуретку, и как открытую полку, и как ящик. Кроме того, из этих сот можно составить целый шкаф, форма которого будет зависеть исключительно от фантазии ребенка. Среди проектов для городской среды были представлены сразу две работы, основанные на П-образном модуле («П-система» и «Модуль П»), — наборы скамеек, которые можно комбинировать разными способами. В обоих случаях были предусмотрены места для кадок с растениями и передвижных клумб.

Инициатива: сверху или снизу

По условиям конкурса лучшие из представленных на нем работ могут быть запущены в производство; видимо, с прицелом на это в состав жюри пригласили председателя Ассоциации производителей мебели Пермского края, которая была создана два года назад при поддержке краевого правительства. По результатам конкурса будет создан каталог работ, к которому сможет обратиться любая фирма-производитель. Но если проекты не будут воплощены в жизнь, то конкурс нельзя считать удачным, говорит Умберто Джираудо, выпускник Миланского политехнического института и куратор курса «Промышленный дизайн» в Британской высшей школе дизайна: «Чаще всего конкурсы — это теория. Ты побеждаешь, может, даже получаешь какой-то приз, но что дальше?» Джираудо согласен с тем, что дизайн-среда в России постепенно оживает, но сдвинуть процесс с мертвой точки, по его мнению, сможет только инициатива на самом высоком уровне.

Впрочем, сам Джираудо, который провел в Москве уже четыре года, решил не дожидаться глобальных перемен и организовал на базе Британской школы небольшой «Дизайн-завод». «Мы инвестировали деньги в покупку дорогостоящего оборудования, например приобрели 3D-принтер — это сложная, очень высокотехнологичная машина, на которой можно создавать прототипы изделий», — рассказывает Джираудо. Но пока что машине не удается продемонстрировать весь свой потенциал и используют ее не на полную мощность. Сконцентрироваться на дизайнерской работе не позволяют также бюрократические трудности и недобросовестные поставщики, которые, по словам Джираудо, не всегда соблюдают договоренности и постоянно повышают цены.

Неконкурентная борьба

«Промышленный дизайн — это очень рациональный процесс, по сути, это бизнес. Он необходим компаниям для увеличения продаж», — объясняет Джираудо. По его мнению, дизайн не может развиваться в отсутствие конкуренции: «До тех пор пока в России стаканы себестоимостью 20 руб. будут продавать по 500 только потому, что больше никто стаканов здесь не делает, ничего изменить не получится». «Дизайнер должен в первую очередь ответить на вопрос, почему покупатель должен приобрести его вещь», — добавляет Вадим Кибардин. Пока что Джираудо налаживает связи с российскими предприятиями. Среди компаний, с которыми уже сотрудничает Британская школа, — «Световые технологии», «Тинькофф», «Элекснет», «Альтоника», холдинг «Фабрики мебели «8 Марта». Для Гусевского хрустального завода Джираудо с коллегами разрабатывает план стратегического развития.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать