Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 2906 от 01.08.2011 под заголовком: Кругом, возможно, Пина

"Пина" Вима Вендерса стала не некрологом, а гимном

«Пина 3D» меньше всего похожа на некролог великому хореографу. Фильм Вима Вендерса – скорее гимн
outnow.ch

В «Пине» использованы фрагменты четырех спектаклей: «Весны священной», «Полнолуния», Kontakthof и «Кафе Мюллер». Но по настроению фильм больше напоминает не классические, а поздние работы Пины Бауш – праздничные спектакли-путешествия, посвященные разным городам мира. В этом смысле «Пина» – фильм о Вуппертале, где Бауш построила свой театр танца, осиротевший два года назад. Вендерс снимает не только в театре (3D наконец-то позволяет передать на экране глубину сцены). Многие эпизоды перенесены в городскую среду: в парк, на улицу, в вагон подвесного трамвая. Фабричный Вупперталь как будто промыт танцем, прозрачен и невесом.

Пина Бауш здесь, конечно, гений места. А еще вернее – богиня, которая, умерев, просто растворилась во всем, что любила. В природе, стенах домов и тенях на асфальте, а главное, в людях, с которыми жила и работала.

Они так и говорят о ней в небольших интервью Вендерсу: Пина живет не только в нашей памяти, она живет в наших телах.

Получается настоящий пантеизм. Пина Бауш повсюду, никуда она не делась, она и сейчас где-то рядом, вокруг.

Вендерс снимает, как танцовщики молчат и смотрят в камеру. Их голоса (на немецком, английском, французском, русском) звучат за кадром: прием, напоминающий не только о том, как выразительны лица и тела артистов Пины Бауш, но и о вендерсовском «Небе над Берлином», в котором ангелы читали мысли прохожих и пассажиров метро. Кто на этот раз ангел, можно и не уточнять.

Баланс гимнической и элегической интонаций выдержан в «Пине» безупречно. И, конечно, черно-белый кусок архивной пленки, где Бауш сама танцует в «Кафе Мюллер», вклеен в нарядное 3D ровно так, чтобы сердце сжалось и у тех, кто пересматривал эту запись десятки раз, и у тех, кто увидит ее впервые. Хотя тут заслуга Вендерса минимальна: он всего лишь один из многих, для кого «Кафе Мюллер» стало не эстетическим впечатлением, а событием внутренней жизни. Не «великим спектаклем», а такой штукой, которая очень просто и безжалостно точно рассказывает обо всем, для чего слова любого языка слишком неповоротливы и неловки.

Кто-то из артистов вуппертальского театра объясняет вроде бы очевидное: Пина дала нам язык. Не это ли делает любой хореограф? Но в случае Бауш фраза не кажется банальной, потому что язык, который она подарила танцовщикам, оказался не только для сцены. Он стал их универсальным способом реагировать на любые события и отношения, включился в повседневность. Это и было когда-то революцией Пины Бауш. Об этом напоминает и Вендерс, снимая фильм как коллективный портрет танцовщиков Пины Бауш и города Вупперталя, утопическую экосистему, в которой на энергии танца движется даже трамвай.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more