В новом «Конане» степень кровавости и натурализма выросла на порядок

Новый «Конан-варвар» (Conan the Barbarian) сделан, конечно, в 3D (как же надоело!). Но в остальном ничуть не хуже старого (тоже не шедевра). Разве что Арнольда Шварценеггера заменили неудачно
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
outnow.ch
Кто отец?

На роль отца Конана приглашали Дольфа Лундгрена, а затем Микки Рурка. Но у Рона Перлмана, безусловно, больше прав на отцовские чувства к варвару из комикса: он озвучивал самого Конана в одноименной видеоигре, а также в не вышедшем на экраны анимационном фильме «Конан: красные ногти».

Прогресс в поп-культуре все-таки есть. «Конана», снятого в 1982 г. Джоном Милиусом, сегодня можно смотреть только в приступе ностальгии по видеосалонам. Он длинный, скучный и глупый. У Шварценеггера взгляд молодого бычка. В сценарии столько откровенной даже для детского кино ерунды, что хочется спросить, зачем писать ее позвали, в частности, Оливера Стоуна.

Ну ладно, там есть одна хорошая сцена: Шварценеггер с цветами верхом на верблюде. Больше вспомнить нечего.

Из нового «Конана» тоже нечего вспоминать, зато сценарных нелепостей поменьше и скучать почти не дают. Все время кто-то с кем-то рубится. Степень кровавости и натурализма выросла на порядок. Старый-то «Конан» был очень целомудренным: всего две отрубленные головы, и то одна — за кадром. Не то теперь. На экране — как в мясной лавке при разделке туши. Ошметки (спасибо 3D) летят во все стороны. Хотя жестоких подробностей нет, все как в видеоиграх; дети привыкли.

Лучше всего в новом «Конане» начало, когда Конан еще подросток (Лео Ховард), а его отец (Рон Перлман) еще жив. Перлману с его лицом интеллигентного неандертальца чрезвычайно идут шкуры, седая бородища и характер типа «строгий, но справедливый». В пацане Ховарде, как и положено по роли, видна энергия хищного зверька.

Но потом Конан вырастает до шести футов, и получается сладкий и гладкий актер Джейсон Момоа из сериала «Спасатели Малибу». Детина здоровый, но у молодого Шварценеггера и мускулатура была мощнее, и лицо человечнее. Шварценеггеровский Конан при всем внешнем ницшеанстве был простодушным. А Момоа играет парня как будто хитроватого, но недоразвитого. И чем старательней изображает дикаря, тем больше напоминает пьяного стриптизера.

Это не «Конан-варвар», это клуб «Красная шапочка» против зла.

Зло у режиссера Маркуса Ниспела нарядное. Недаром он тренировался на ремейках «Пятницы, 13» и «Техасской резни бензопилой». На Стивена Лэнга в роли плохого сверхчеловека Халара Зима приятно посмотреть. На Роуз Макгоун в роли его дочери-колдуньи — очень приятно. Прическа и грим как у готической дивы, стальные коготки — как у Фредди Крюгера.

Хорошей девушке Тамаре (Рэйчел Николс) по части внешнего эффекта до колдуньи далеко. Хотя взгляд у Тамары (не в пример Конану) осмысленный и озорной. Как будто она попала не то в «Мумию», не то в «Пиратов Карибского моря» (отчасти так и есть — боевые сцены периодически напоминают и то, и другое). Приходится, правда, терпеть самодовольного самца, гордо заявляющего: «Я живу. Люблю. Убиваю. И мне это нравится!» Ну, варвар, что с него возьмешь.

Эта публикация основана на статье «Самец человека» из газеты «Ведомости» от 18.08.2011, 153 (2919)

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more