Стиль жизни
Бесплатный
Петр Поспелов

Королевский оперный театр Мадрида покажет в Москве ранее не ставившуюся оперу

«Возвышение и падение города Махагони» Курта Вайля никогда не звучала в России или СССР
Хавьер дель Реаль Королевский театр Мадрида

Королевский оперный театр Мадрида покажет в Москве «Возвышение и падение города Махагони» Курта Вайля

Эту оперу никогда не исполняли ни в России, ни в Советском Союзе — что весьма удивляет нынешнего интенданта Teatro Real Жерара Мортье: ведь Курт Вайль был прокоммунистически настроенным художником, таким же, как его соавтор Бертольт Брехт, а последний в СССР был в почете.

Свой шедевр Брехт и Вайль сотворили примерно в то же время, что и «Трехгрошовую оперу»: в 1927 году сыграли концертную пьесу с зонгами, а потом раздули до полноценной оперы в трех актах — ее премьера прошла в 1930 году в Лейпциге, а потом и в Берлине. Триумф длился недолго: настроения в Германии стали меняться, и еврею Вайлю пришлось сматываться за границу. В Америке «Махагони» стали исполнять уже после его смерти, когда Вайля признали классиком, успешно соединившим академический модернизм со стилистикой кабаре, джаза и мюзик-холла.

Как и в «Трехгрошовой опере», в «Махагони» обсуждается тема бедности. Это единственный порок, который наказуем в городе удовольствий Махагони. Злое наказание и настигает главного героя — честного лесоруба Джимми, которого заносит сюда с Аляски в поисках развлечений. Джимми единственный, в ком сохраняются остатки совести, — все остальные персонажи оперы преданы пьянству и разврату. Демиурги города Махагони — трое беглых уголовников. Все женщины, включая главную героиню Джейн из Оклахомы, — девицы легкого поведения.

Как принято в искусстве, антибуржуазный пафос оперы вполне позволяет вкусить сладость порочных увеселений и зрителю — по меньшей мере насладиться изобретательной, острой музыкой Вайля, в которой звучат регтаймы и фокстроты, расчетливо внедряясь в колючую, как у раннего Шостаковича, музыку в модернистском стиле.

Когда «Махагони» исполняется по-английски (а именно этот вариант выбрали для постановки в Мадриде), опера частенько смахивает на мюзикл. Однако певцы, участвующие в мюзиклах, с оперой Вайля не справились бы: она требует больших и сильных оперных голосов. В 1920-е годы, когда расцвел талант Вайля, считалось модным поднимать на смех Вагнера и его эстетику. Тем будет смешнее, показалось Вайлю и Брехту, если оперу про шлюх и воров споют вагнеровские певцы с их исполинскими глотками.

В Мадриде этот момент не упустили из виду. Лесоруба Джимми, например, поет (и будет петь в Москве) немецко-канадский тенор Михаэль Кёниг — мужчина с комплекцией рестлера и таким же могучим голосом. Бандершу Леокадию — американка Джейн Хеншель: она прославилась стенобитным меццо-сопрано, которому нипочем любой Вагнер или Рихард Штраус, но — как мы увидим — комического дара ей тоже не занимать. В роли жулика по имени Мозес выйдет легендарный чернокожий бас-баритон Уиллард Уайт. Он уже немолод, но поет как лев, а в сцене боксерского поединка смотрится очень сексуально. Немного странно в этой компании выглядит полька Эльжбета Шмытка — нежное моцартовское сопрано, она заменит чернокожую диву из первого состава в роли потаскухи Джейн.

Спектакль в Teatro Real поставила каталонская группа La Fura dels Baus. Мы ее знаем по крайне нелепой постановке «Троянцев» Берлиоза в Мариинском театре. Однако там они потратили всю фантазию на космические декорации и компьютерную графику, артистов же предоставили самим себе. Жерар Мортье в Мадриде поступил умнее: сославшись на кризис, он выделил постановщикам крайне малую смету. В результате декорации не поразят нас роскошью — так, куча мусора, стулья, лавки да флагшток с женскими трусами вместо городского флага. Зато пришлось поработать с артистами — спокойно стоять и петь в спектакле никому не позволяется. Вопрос вкуса остался открыт: сцена хорового совокупления со сменой поз по команде — лишь одна в ряду подобных. Но в любом случае нас ждет свежая музыкальная интерпретация — ведь дирижировать спектаклями будет Теодор Курентзис.

6, 8, 10 сентября, Новая сцена Большого театра, Театральная пл., 1, тел. 692 00 50

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать