Стиль жизни
Бесплатный
Лёля Смолина| Для Ведомостей|Венеция

В Венеции показали экранизации популярных шпионского и женского романов

В конкурсе венецианского фестиваля показали экранизации двух известных романов: шпионский триллер Томаса Альфредсона по Джону Ле Карре и «Грозовой перевал» Андреа Арнольд по Эмилии Бронте
tinker-tailor-soldier-spy.com
Наши не подвели
Наши не подвели

«Шпион, выйди вон» – один из редких, по-настоящему приличных зарубежных фильмов с участием российских актеров. Светлана Ходченкова играет любовь с Томом Харди, Константин Хабенский тоже в хорошей компании. Фото: AP

Шведский режиссер Томас Альфредсон, в 2008 г. поставивший безупречный вампирский триллер «Впусти меня», в венецианском конкурсе участвует с картиной «Шпион, выйди вон!» по одноименному роману Джона Ле Карре. Хорошо знакомый любителям Ле Карре Джордж Смайли (Гэри Олдман), немолодой сотрудник британской разведки в очках, которого после неудачной операции в Венгрии попросили из МИ-6 за компанию с начальством (Джон Херт), возвращается на службу, чтобы по просьбе правительства выяснить, действительно ли в Цирке (кодовое название МИ-6) завелся обработанный Советами "крот". Смайли предстоит узнать, что же произошло в Венгрии с агентом Джимом Придо (Марк Стронг), в какую игру играет советский злой гений шпионажа Карла, где все это время прятался агент Рики Тарр (Том Харди) и что рассказала ему в Стамбуле жена русского дипломата Ирина (Светлана Ходченкова), а также при чем тут советский посол в Лондоне (Константин Хабенский) и почему от самого Смайли ушла любимая жена. И это примерно десятая часть происходящего в фильме, на остальные девять оперативной памяти, увы, отчаянно не хватает.

По книжке Ле Карре, если не запутанной, то, скажем так, информативно плотной, в 1979 г. сняли мини-сериал с Алеком Гиннесом в роли Смайли. Сериал был удачный, а попадание Гиннес – Смайли – классическим, как Тихонов – Штирлиц, поэтому затея Альфредсона рассказать эту историю заново в рамках двухчасового фильма казалась отчаянной. И зря.

Еще по «Впусти меня» (тоже экранизация хорошего романа) видно было, что режиссер знает, как обращаться с литературой. Да, он аккуратен и уважителен, да, он не пытается перемудрить Ле Карре. Но Альфредсон в первую очередь кинорежиссер. А уже потом любитель чтения. Каждая из множества сюжетных линий решена пластически, изобретательно придумана визуально. Режиссеру не мешает ни обилие слов, ни количество персонажей, ни извилистость сюжетных ходов. Он перепрыгивает из прошлого в настоящее образца 1973 г., рассказывает одну историю за другой и без видимого труда разыгрывает в результате изящную партию, в которой одна из пяти оставшихся на доске фигур – "крот". Трогательно, что ключевую для понимания этой картины фразу говорит сам предатель: «Знаешь, это всегда был скорее вопрос эстетики».

В среду же утром показывали «Грозовой перевал». Режиссер Андреа Арнольд, получившая приз жюри в Каннах за «Аквариум» и «Оскар» за короткометражку «Оса», – специалистка по суровому британскому пригородному реализму. Но на этот раз взялась экранизировать Эмилию Бронте. В числе изменений, внесенных в классический роман о трагической любви, – смена расовых акцентов: Хитклиффа играет чернокожий красавец Джеймс Хоусон. «Грозовой перевал» Арнольд вписывается в симпатичную компанию «неправильных» экранизаций и биографий: «Гордость и предубеждение» Джо Райта, «Яркая звезда» Джейн Кэмпион, «Мария Антуанетта» Софии Копполы. Черный Хитклифф, современная в своей лохматости героиня, модная песня в конце – такое свободное обращение с (чего уж там) довольно пыльным материалом фильму только на пользу.

Еще в большей степени на пользу ему пристальный взгляд английского реалиста, которым обычно и хороши картины Арнольд. «Грозовой перевал» внимательно, изысканно снят, сложен буквально из деталей сельской английской жизни: перышко к перышку, жучок к паучку, «и тропинка, и лесок, в поле каждый колосок». Другой вопрос, что, любовно перебирая вместе со своими героями перышки и травинки, Арнольд увлекается и забывает, кажется, зачем вообще во все это ввязалась. После точного, как удар, «Аквариума» «Грозовой перевал» – это, конечно, упражнения в прекрасном. Хочется верить, что в рамках подготовки к чему-то еще.

Автор – главный редактор российской версии журнала Empire

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more