Статья опубликована в № 2949 от 29.09.2011 под заголовком: Зимний путь и чудо-балалайка

Балалаечник Алексей Архиповский потрясает европейских меломанов

Австрийский баритон Флориан Бёш и Алексей Архиповский, которого называют Паганини балалайки, влили новую кровь фестивалю «Юлиан Рахлин и друзья»
rachlin and friends

Фестиваль камерной музыки в Дубровнике проводился в 11-й раз и, как всегда, привлек внимание разнообразной, оригинальной программой, именами и серьезностью намерений.

Впрочем, серьезность отступила на прелестном музыкальном капустнике «Пираты Адриатики», где музыканты (под руководством эксцентричного дуэта Игудесман – Джо) забавлялись от души вместе с публикой. Но это было уже в середине фестиваля, который открылся симфоническим концертом Белградского филармонического оркестра под управлением Зубина Меты (политкорректный жест организаторов, учитывая недавнюю драматическую историю Хорватии и Сербии). Скрипичный концерт Мендельсона (солировал хозяин фестиваля Юлиан Рахлин) и 2-я симфония Брамса прозвучали классно, но в формате летнего выступления open air с не лучшей акустикой.

Интереснее выглядел второй концерт на открытом воздухе – камерного оркестра «Кремерата Балтика». Здесь Рахлин предстал как увлеченный дирижер (29-я симфония Моцарта) и солист, которому «внятно все» – от скрипичного концерта Моцарта до «Весны» из «Четырех времен года в Буэнос-Айресе» Пьяццоллы. Исполненная на бис с вибрафонистом Андреем Пушкаревым жемчужина Гершвина – песня «Любимый мой» пленила ночной Дубровник, открыв и тонкого музыканта-перкуссиониста из Киева (аранжировка Пушкарева, исполнившего также со скрипачкой Яной Озолиня свою обработку «Хорала и фуги» Пьяццоллы).

В центре фестивальной программы, как обычно, были вечера в Княжевом дворе (уменьшенный вариант Дворца дожей в Венеции). Пиком стал вокальный цикл Шуберта «Зимний путь». Исполненные на одном дыхании 24 песни стали у Флориана Бёша и его прекрасного партнера Малкольма Мартино (рояль) историей героя-романтика, пронзенного одиночеством и неразделенной любовью. Его странствие вбирает целую жизнь с несбывшейся мечтой, тоской и тихим вздохом. Удивительный сгусток энергии и эмоционально-духовных оттенков – от проблеска надежды до отчаяния и покорности судьбе: незабываемый вечер.

Триумф австро-немецкой музыки закрепил великолепный концерт Рахлина с Итамаром Голаном. Четыре скрипичные сонаты Бетховена впечатлили не только классичностью трактовки, но и поиском новых звучаний, непредсказуемыми и обаятельными решениями («Весенняя» и 10-я, последняя).

Русская музыка тоже чувствовала себя хорошо. Запомнился концерт, где Дивертисмент для скрипки и фортепиано Стравинского по мотивам балета «Поцелуй феи» (играли юный Фумиаки Миура и мастер экстра-класса Голан) соседствовал с Элегией для альта и фортепиано Глазунова (Дэвид Аарон Карпентер, Голан) и струнным квартетом Аренского памяти Чайковского для необычного состава: скрипка, альт и две виолончели (Рахлин, Карпентер, Торлейф Тедин и Борис Андрианов). Здесь же состоялась мировая премьера оригинальной сонаты Violiana Ришара Дюбюньона, в которой постоянство рояля контрастировало эффекту прихотливой смены скрипки и альта у одного исполнителя (Рахлин, Голан).

Классическое течение фестиваля взорвал вечер Алексея Архиповского. Феноменальный виртуоз, артист-лицедей превратил Княжев двор в театр балалайки (в электроварианте это оркестр) и создал новый образ инструмента. Его звуковой мир – поток сознания современника, а ошеломляющие импровизации – калейдоскоп жизни и бесконечные песни о любви.

Пир Архиповского стал необычным ужином в изысканном меню фестиваля. Замечательному собранию на Адриатике удачно выбрано время: замыкая фестивальное лето, оно одновременно служит сентябрьским прологом к осенне-зимнему сезону.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать