Майкл Мур: "Я надеялся, Обама будет энергичен в отстаивании правды"

Режиссер и писатель Майкл Мур о своей новой книге, утраченных иллюзиях по поводу президентства Обамы и 50 миллионах идиотов
АР

О своей новой книге, утраченных иллюзиях по поводу президентства Обамы и 50 миллионах идиотов

Когда я бронирую стол в нью-йоркском ресторане Shun Lee в Верхнем Вест-Сайде, на другом конце провода очень радуются, услышав имя моего гостя: «Майкл Мур? Он же наш постоянный клиент». Некоторое время спустя я пересказываю этот разговор самому известному провокатору Америки, пока тот протискивается за столик. Он озадаченно смотрит на меня из-под кепки с надписью Sundance Film Festival: «Странно, я захожу сюда от силы раза три в год».

Мур приезжает в Нью-Йорк поработать (в последнее время он пишет мемуары) и побыть немного в уединении. В Траверс-Сити, где Мур живет вместе с супругой, он — объект повышенного внимания со стороны местных жителей. И дело не только в известности, которую ему принесли «Оскар» и «Золотая пальмовая ветвь». В 2005 году режиссер запустил здесь кинофестиваль, который сильно стимулирует отчаянно нуждающуюся в этом экономику маленького города в Мичигане. В разговоре он смакует тот факт, что местная ассоциация малого бизнеса, большая часть членов которой придерживается республиканских взглядов, назвала его бизнесменом года. Действительно, довольно неожиданное поощрение режиссера и писателя, высказывающего в своих фильмах, теле- и печатных выступлениях откровенно «левые» взгляды.

Фильм «Боулинг для Колумбины», посвященный перестрелке в одной из школ Колорадо, которая унесла жизни 12 учеников и учителя, в 2002 году стал ударом для тех, кто отстаивал право на свободное владение огнестрельным оружием. «Фаренгейт 9/11», вышедший в 2004-м, призывал усомниться в необходимости иракской кампании. «Здравозахоронение» 2007 года был посвящен деятельности фармацевтических компаний. Эти картины сделали свое дело: «правые» начали изо всех сил демонизировать образ Мура, зато «левые», напротив, носятся с ним. Но в его родном городе, говорит режиссер, и дня не проходит, чтобы какой-нибудь республиканец не пожал ему руку и не похлопал бы по плечу. «Думаю, что им полезно узнать меня и как реального человека. Мы же все американцы, и все плывем в одной лодке».

Его новая книга «У нас проблемы» несколько иного рода. Это воспоминания из жизни Мура до того, как он снял свой первый успешный документальный фильм «Роджер и я» (1989). О том, как его вышвырнули из семинарии за то, что задавал слишком неудобные вопросы. Как ему удалось пристыдить членов расистского клуба. Как подростком смог избраться в совет школы, чтобы отомстить учителю-садисту. Хотел ли Мур вывести в своей книге характеры более тонкие, чем обычно? «Я хотел подняться до уровня того, о чем монахини-учительницы пытались рассказать нам в семинарии, — того, что называлось литературой», — отвечает он.

В книге Мур по обыкновению фамильярно относится к требованиям, которые выдвигаются к «документальным» произведениям. «Роджер и я» когда-то шокировал документалистов тем, что открыто пренебрег главным правилом режиссера — сохранять объективность. Зато все это «настоящее», парирует Мур. Впрочем, критики используют успех Мура, чтобы усомниться в этом. Газета The Washington Times, к примеру, назвала его лицемерным «миллионером и любителем комфорта», «мошенником», выросшим в «буржуазных» предместьях, и «изменником», которым движет «ненависть к Америке».

«Заметьте, что трудно представить себе подобную атаку, исходящую из лагеря рабочих, — отвечает Мур. — Да, я стал состоятельным человеком… Хотя не настолько состоятельным, как Джордж Клуни. Но если ты из рабочей семьи, то обычно хочешь подняться выше своего положения, вырваться из своего класса. Я никогда не слышал от рабочих ничего, кроме как «молодчина, Майк».

Мур рассказывает, что в его планах написать еще одну книгу мемуаров, а также работа над новыми фильмами и другими проектами: «Кино, книги, интернет, подмостки, ледовые шоу — все что угодно, что позволит говорить о нынешней политической ситуации в стране». От дальнейших комментариев он уклоняется.

По совпадению, десять лет назад, в то утро, когда рухнули башни-близнецы, издательство HarperCollins отправило в книжные магазины 50-тысячный тираж его книги «Глупые белые люди». Редакторы уговаривали Мура смягчить критику «жулика во власти» Джорджа Буша-младшего. Писатель отказался, а книга в 2002-м стала самой продаваемой в жанре нон-фикшн. Время не смягчило отношения Мура к бывшему президенту США. «Правление Буша надежно защищено от любых попыток оправдания, — уверен он. — Мы будем восстанавливаться после его президентства до конца наших дней». Я спрашиваю, разочаровал ли его Обама? «Я был переполнен эмоциями в тот день, когда голосовал за него, — отвечает он. — Мне кажется, у него действительно добрые намерения, но…» За этим следует долгая пауза. «Я думал, он будет чрезвычайно энергичен в отстаивании своей правды, как Франклин Рузвельт… Сейчас у него есть возможность оставить о себе память как о великом президенте-расточителе», — произносит Мур со страдальческим видом.

Будет ли Обама переизбран? «Это зависит от того, с кем ему придется бороться. Впрочем, слабоумие кандидатов от республиканцев может быть подтверждено медициной. Они уверены, что эта страна так же безумна, как и они сами. Хотя это не так. Положа руку на сердце, я думаю, что где-нибудь 50 миллионов действительно безумны. Но это большая страна, в ней больше 200 миллионов голосующих, и мы как-нибудь справимся с 50 миллионами идиотов».

Трудно сказать, шутит ли он в этот момент. Но у Мура действительно есть печальный опыт знакомства с сумасшедшими. Когда на вручении «Оскара» в 2003 году режиссер произнес речь о «фиктивном президенте… посылающем нас вести войну по выдуманным причинам», на него посыпались угрозы. Ему даже пришлось нанимать специалистов по безопасности, бывших «морских котиков», работавших в правительстве над предотвращением покушений. В своих книгах он приводит длинный список сумасшедших, вооружавшихся ножами, «тупыми предметами» и остро заточенными карандашами, чтобы убить Мура. Один и вовсе планировал взорвать дом режиссера. Чувствует ли он угрозу сейчас? «Меньше, поскольку страна изменилась. Я бы не смог так жить дальше». Книга «У нас проблемы» начинается с цитаты из Гленна Бека, «правого» публициста. «Я думаю о том, чтобы убить Майкла Мура». Если это шутка, то довольно неуклюжая. «Мне жаль его, — говорит Мур. — Кажется, он не совсем в порядке».

Мы продолжаем говорить о политике. В следующей президентской гонке, размышляет Мур, будут участвовать четыре кандидата: Обама, республиканец, кандидат от Чайной партии и популярный «левак», выступающий от напуганных нынешним президентом демократов. «Уж не себя ли вы имеете в виду?» Нет, моя догадка не верна.

Несмотря на жесткую критику Буша в «Фаренгейт 9/11», он был переизбран в 2004 году, а иракская кампания благополучно продолжилась. Верит ли режиссер в то, что фильмы способны повлиять на избирателей? «Они могут быть одним из источников влияния. Ведь никто не обсуждал систему здравоохранения до тех пор, пока на экраны не вышел “Здравозахоронение”. Но кино или книга может только инициировать тот или иной процесс или дискуссию».

Я удивляюсь, какой скромный заказ сделал Мур в ресторане. «Вас здорово гоняют в фитнес-зале?» Он смеется и описывает программу по снижению веса: «Ешь поменьше дряни и двигайся больше». И добавляет: «Когда я возвращаюсь на Средний Запад, там мой вес считается нормой. И это плохо».

«Республиканцы выдвигают людей, которых любят американцы», — говорит он, приводя в пример Рональда Рейгана, Фреда Томпсона. Почему же демократам не выдвинуть Тома Хэнкса или Опру Уинфри? «Почему они боятся выигрывать? Им следовало бы думать скорее как Мэтт Дэймон, чем демократ Гарри Рейд (лидер демократического большинства в Сенате США. — “Пятница”)». Или как Майкл Мур, например? «О боже, нет. Это точно плохая идея», — торопливо отвечает он.

Мы выходим из ресторана и прощаемся. Однако тут же к нам подходит молодой человек, представляется техасским студентом и обращается к Муру: «Я ваш поклонник! Спасибо за все, что вы сделали». Он просит меня сфотографировать их вместе на его iPhone. Еще до того как мы сворачиваем за угол, несколько человек выкрикивают привет­ствия в адрес Мура, который явно чувствует себя неловко в этот момент.

(FT, 18.09.2011, Валерий Золотухин)

Досье

1954

23 апреля родился в городе Флинт, штат Мичиган.

1989

Снимает свой первый документальный фильм «Роджер и я» — про то, как изменилась его жизнь после крупного сокращения штата в General Motors.

2003

«Боулинг для Колумбины» получает «Оскар» как лучший документальный фильм.

2004

«Фаренгейт 9/11» становится первым за почти полвека документальным фильмом, получившим главный приз Каннского кинофестиваля.

2005

Роман «Глупые белые люди» публикуется на русском языке.

2009

Выходит фильм «Капитализм: история любви», посвященный финансовому кризису.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать