На этой неделе закрываются последние российские вытрезвители

Обозреватель "Пятницы" выяснил: как сотрудники патрульно-постовой службы справляются с новыми обязанностями
fotoimedia / Владимир Филонов

На этой неделе закрываются последние российские вытрезвители. Соответствующее заявление сделал 27 сентября на заседании пресс-клуба МВД первый замминистра внутренних дел Александр Горовой. Процесс закрытия начался несколько лет назад. Поводом стал указ президента РФ «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации», который предполагает 20%-ное сокращение штата МВД. После подписания приказа местные УВД начали в массовом порядке избавляться от наименее функциональных подразделений, и вытрезвители стали одними из первых.

Однако количество нетрезвых граждан не уменьшилось. Просто вместо того, чтобы передавать их в руки фельдшеров, патрульно-постовые службы везут пьяных в городской отдел полиции или, если налицо травмы, вызывают «скорую».

В подмосковном Красногорске вытрезвитель закрыли больше года назад. Задача по отрезвлению граждан там также возложена на ППС. И, как я убедился, сотрудники выполняют ее без труда, хотя и находят совершенно бессмысленной: задержать пьяного можно максимум на три часа, после чего он вновь возвращается туда, откуда был увезен.

В 17.30 со стоянки красногорского УВД со скрежетом вылетает полицейский "уазик" по кличке «Ласточка». На поиски нарушителей отправляется наряд в лице старшего лейтенанта Виталия Морозова и старших сержантов Павла Рябикова и Виктора Лескина. На улицах безлюдно: понедельник, идет сильный дождь. В такую погоду все пьяные сидят по домам. «Не самый удачный день, — соглашается Морозов. — Вот в прошлую пятницу, когда был футбол, мы летали по всему городу — мама не горюй».

Наконец первый вызов. В подъезде, на площадке пятого этажа, подложив под голову розовую диванную подушку, спит беспокойным сном нетрезвый мужчина. Разбуженный Виталием, он признается: живет в соседнем микрорайоне, в подъезде оказался случайно. Морозов рекомендует ему немедленно отправляться домой.

Поиск пьяных продолжается. Атмосфера внутри "уазика" бодрая, чему сильно способствует водитель Рябиков. Он бросает «Ласточку» то вправо, то влево, вплотную притирается к подозрительным, на его взгляд, автомобилям и поет. Если по улице идет молодая женщина, Рябиков негромко восклицает: «Экипажу требуется стюардесса!» Именно он заметил двух таджиков, которые пили пиво на привокзальной площади. «Что, господа иностранцы, — поздоровался Морозов, — небось на родине бы так не попили пивка?» Обоих отвезли в отделение, выписали штраф за распитие спиртных напитков в общественном месте и отпустили.

Около 11 вечера наряд встает на ужин возле «Макдоналдса». За едой говорят о собаках. УВД делает на них большую ставку. Закрывшийся медвытрезвитель, по слухам, скоро снесут, а на его месте будут строить кинологический центр с новейшим оборудованием и просторными вольерами. Сейчас-то полицейские собаки живут в неважных условиях. Сотрудникам предлагается брать их на содержание.

— Ты бы, Витя, взял собаку? — спрашивает Морозов.

— Взял бы щенка, — мечтательно отвечает Лескин. — Взрослая собака к тебе и не привыкнет толком.

Тот же Виктор Лескин полчаса назад обещал отрубить задержанному ноги. Поступил вызов «в квартире неизвестный». «Собутыльника небось выставить не могут», — догадался Виталий. В разворошенной квартире обнаружилась всхлипывающая женщина с синевой вокруг глаз и трое нетрезвых мужчин. Увидев меня, один тут же интересуется: «Вы корреспондент?»

— Кого забирать-то? — перебивает Морозов.

— Вот этого, — женщина указала на высокого краснолицего человека в носках. — Первый раз его вижу.

— Как это в первый раз? — возмутился мужчина.

— Одевайся, поедешь с нами, — закончил прения Морозов.

Мужчина в носках одеваться не стал, а тихо попытался скрыться, воспользовавшись тем, что дверь открыта. Рябиков бросился вниз, догнал и водворил его на место. Лескин подошел вплотную к задержанному и объявил: «Еще раз побежишь — ноги отрублю!» Краснолицый не поверил. «Отрублю, — повторил Витя, — до колен, понял?»

После ужина экипаж снова принимается кружить по городу. Съездили на вызов «сын-токсикоман», доставили в отделение пропахшего лаком юношу. Там его приняли с объятиями: скрывается от армии, участвовал в ограблении квартиры, дважды сбегал от участкового. Остановили казахскую девушку, проверили регистрацию. Девушка спросила: «Может, вам деньги нужны?» Командир Морозов строго ответил, что не нужны. После этого Рябиков поинтересовался: долго ли я еще буду патрулировать с ними город? Я ответил, что до конца смены. «Плохо», — воскликнул старший сержант.

Около часу ночи поступил сигнал: «пьяный муж буянит».

— Чудесный вызов! — потирает руки Морозов. — Кстати, полицейские не обязаны заниматься семейными скандалами. На то участковые есть.

Дверь открывает девушка, которую почти сразу оттирает широкоплечий пожилой мужчина в халате. Войти полицейским не дает, требует ордер.

— Какой ордер? — спросил Морозов.

— Любой, — сказал мужчина и попытался захлопнуть дверь, но Рябиков подставил ногу.

— Детям спать не дает, — печально сказала девушка, — кричит. Всю кухню перевернул. Неприятности на работе у него. И ведь знает, что ему водку нельзя. Заберите его, пожалуйста. Я напишу заявление.

— Дура, — устало произнес хозяин. Он еще раз попытался захлопнуть дверь, но полицейские стояли как вкопанные. Виталик улыбнулся.

— Чего лыбишься? — спросил мужчина.

— Жалко тебя, — сказал Морозов.

Отец семейства переступил порог и, пригнув голову, пошел на полицейских. «Ты же власть, — бормотал он, — защищай меня! Ну? Защищай!» Выбросив руку, он попытался ударить Рябикова в лицо, но тут же был смят и прижат лицом к бетонной стене. На него надели наручники и поволокли к лифту.

— Вот это — типичный клиент «трезвяка», — комментирует Виталик. — Там его осмотрели бы, уложили спать, утром штраф — и до свидания. А теперь оформят административное нарушение, завтра в суд вызовут. Мы уж не стали ему оскорбление действием вменять, а то бы точно срок получил.

До утра «Ласточка» носится по городу, проверяя документы у редких прохожих. Попутно доставляют в отделение еще двух гастарбайтеров. Пьяных больше не обнаружено. В пять часов Рябиков с гиканьем осаживает машину перед зданием УВД.

— Пора разоружаться, — зевая, говорит Морозов. — Восемь вызовов за смену — нормальный среднестатистический результат. Справляемся.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать