Статья опубликована в № 2977 от 09.11.2011 под заголовком: И ты, брит

Фестиваль британского кино: хорошее искусство всегда в кризисе

В ноябре в Москве, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде проходит фестиваль британского кино, благодаря которому Риса Айфанса можно увидеть в роли драгдилера, а Еву Грин – в роли глухого и слепого эпидемиолога
kinopoisk.ru

Некоторые фильмы британского фестиваля – как прошлогодняя «Неотразимая Тамара» Стивена Фрирза – добираются до российского кинотеатрального проката, другие – как «Бронсон» известного любителя насилия Николаса Виндинга Рефна – не добираются до него никогда. В любом случае Бритфест – отличная возможность получить представление о том, что сейчас происходит с британским кинематографом. А он, как принято сетовать в приличных компаниях, в кризисе. Англичане, правда, самокритично громят свою киноиндустрию уже много лет, так что обращать на это внимание особенно не стоит. Еще лет двадцать назад молодой У. С. Андерсон в компании других поклонников Ридли Скотта и Люка Бессона бунтовал против британского кино, называя его унылым, незрелищным и почти целиком посвященным судьбам «сексуально озабоченных дворецких в 20-е годы». Тем не менее за эти годы появилось так много замечательных британских картин (в том числе и с участием дворецких), что разговоры о глубоком кризисе и плохой погоде хочется оставить самим англичанам, раз уж они им так нравятся.

Лучшее пока, что можно было увидеть на Бритфесте, – «Отморозки» Питера Муллана, шотландского режиссера и актера (лицо которого вряд ли удастся забыть каждому, кто видел «На игле»). «Отморозки», которых уже показывали в рамках Московского кинофестиваля, не буквально биографическая, но очень личная для выходца с рабочих окраин Глазго картина. Главный герой, розовощекий вундеркинд Джон Макгилл, как-то незаметно для себя оказывается в уличной банде, незаметно для себя вылетает из школы, незаметно для себя идет той же дорогой, что и его терроризирующий весь район старший брат... В перспективе – ролевая модель в виде алкоголика-отца (сам Муллан), такого же никчемного и несчастного, как и большинство людей, судьба которых предопределена по рождению. Фильм Муллана горький, яростный, гуманистический, такой же сильный, как, скажем, «Аквариум» Андреа Арнольд. И если времени хватает только на один фильм британского фестиваля, то пусть это будет именно он.

Еще неожиданное открытие – «Выходные». Формально – кино о коротком романе между мужчинами, по сути – деликатная и тонкая история о возникновении близости. После благопристойного вечера у своих семейных друзей Рассел заходит в гей-бар, откуда уезжает домой уже с Гленом, раскованным галеристом, который в отличие от самоедствующего Рассела в ладу со своей сексуальностью. Молодые люди проводят вместе ночь, потом выходные, а потом им приходится расстаться. Интересная штука: фильм Эндрю Хая, с одной стороны, о вполне конкретных проблемах гомосексуалистов, с другой – сложности с самоидентификацией или поисками своего места в обществе, о которых говорится в фильме, знакомы почти любому. Это очень целомудренная, несмотря на обилие секса, картина и, что важно, очень непошлая, хотя вообще-то она о том, как из ничего не значащего свидания на одну ночь вдруг вылупилась любовь.

Но наибольший отклик у аудитории, разумеется, получил «Мистер Ганджубас» (в оригинале всего-навсего Mr. Nice), симпатичный байопик Говарда Маркса, возможно, главного контрабандиста и идеолога курения гашиша в XX столетии. Маркса играет чудесный Рис Айфанс (сосед Хью Гранта Спайки в «Ноттинг-Хилле»), его жену – самая стильная девушка планеты Хлое Севиньи. Все курят косяки, хихикают, меняют цветастые одежды, занимаются сексом, рискованной контрабандой и другими аферами – в общем, два часа чистого счастья. Другой вопрос, что слишком большой художественной ценности картина не представляет, а пафос борьбы за легализацию травы вряд ли тронет кого-то, кроме самых преданных поклонников этого вида досуга.

В Москве Бритфест продлится до 13 ноября и закроется картиной «Без истерики!» с участием Хью Дэнси и Мэгги Джилленхолл, рассказывающей о том, как в викторианскую эпоху боролись с истерией с помощью интимного массажа, а потом вынужденно изобрели вибратор.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать