Статья опубликована в № 2985 от 21.11.2011 под заголовком: Дороже денег

Фильм Эндрю Никкола «Время»: богатого узнаю по часам

Фильм Эндрю Никкола «Время» (In Time) основан на блестящей идее. Но эффектно развить ее автор не сумел
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Кинопоиск

Средний для голливудского проекта бюджет в $40 млн не мешает назвать «Время» авторским кино: Эндрю Никкол – сценарист, режиссер и один из продюсеров фильма. В конце 90-х он прославился двумя фантастическими картинами: «Гаттакой», которую снял сам, и «Шоу Трумана», для которого сочинил сценарий. Как любят повторять в новом фильме, это значит, что «время – в правильных руках».

Идея Никкола настолько проста и остроумна, что удивляешься, как никто не додумался раньше. Он играет с идиомами, отталкиваясь от главной: «время – деньги». «Есть минутка?» – спрашивает у прохожего девочка-попрошайка. «У тебя полчаса на обед», – говорит мать сыну. И дает ему ровно полчаса. «Как хочется проснуться и знать, что в сутках больше 24 часов», – мечтает герой. «Жить одним днем» – не поговорка, а закон для бедных. Они живут быстро, умирают молодыми. Ученые научились отключать ген старения: всем героям «Времени» по 25 лет, они никогда не станут старше. Мать (Оливия Уайлд) и сын (Джастин Тимберлейк) выглядят ровесниками. Так же, как отец (Винсент Картхайзер) и дочь (Аманда Сейфрид). Разница лишь в том, что у первой пары счетчик времени на предплечье обычно показывает не больше нескольких часов, а у второй – столетия. Обнуление вызывает смерть. Поэтому бедные всегда бегут, торопятся заработать буквально на жизнь, на следующий день. Признак богатства – неспешность. В элитной временной зоне люди беспокоятся только о безопасности: никакой запас времени не дает страховки от несчастного случая. Богатые не любят риска. Но в гарантированном бессмертии им бывает до того скучно, что находятся безумцы, готовые обнулить счетчик добровольно.

На то, чтобы превратить эти исходные условия в сюжет, у Никкола есть полтора часа.

Часть лимита он тратит на дизайн. «Время» играет не с футуризмом, а с ретро. По улицам ездят автомобили 1960–1970-х; мрачная атмосфера обветшалых кварталов гетто и бетонные конструкции тоталитарных эпох напоминают о стилистике классических антиутопий; кожаный плащ «хранителя времени» (Киллиан Мерфи; жаль, что русские переводчики не догадались назвать его «часовым») – о нацистской униформе (тоже любимой всеми антиутопистами).

Но конвертировать время в дело режиссеру не удается: придуманная им метафора социальной несправедливости эффектна, но статична. Нарисовав убедительные картины жизни низов и верхов, Никкол как будто теряет интерес и строит действие на типовых голливудских натяжках. Герой Тимберлейка берет в заложницы героиню Сейфрид и увозит в гетто. Там они идейно грабят банки и раздают время бедным. Пролетарий, никогда не сидевший за рулем, водит машину, как Шумахер. Дочь миллионера быстро бегает на каблуках и метко стреляет, хотя до этого ни разу не держала в руках пистолет. Система трещит, революция неизбежна. По примеру персонажей фильма начинаешь поглядывать на часы: успеет Никкол сделать неожиданный сюжетный ход? Нет, время вышло. И все же на этом фильме мы потратили его не впустую.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more