Статья опубликована в № 3000 от 12.12.2011 под заголовком: Все вовремя

Фестиваль "Артдокфест": лучшим фильмом названа "Милана" – документальная драма о девочке из семьи бомжей

Артдокфесту не повезло. Всю неделю, на которую пришлись основные показы фестиваля, Москва снимала свое кино: о фальсификациях, задержаниях, белых ленточках, настоящем снеге и настоящем народе
Артдокфест

Артдокфесту повезло. Всю неделю фестиваль показывал актуальное, умное и соответствующее моменту кино. И главное, кино, по которому можно изучать нашу историю.

В «Горьком вкусе свободы» Марины Голдовской Анна Политковская говорит, что надеется на российский Майдан, но боится, что русская революция будет кровавой. Голдовскую на одном из показов спросили, могла ли она предполагать, что ее фильм окажется настолько актуальным. Она тихо ответила: «Кино должно работать». Голдовская снимала свою героиню еще в начале 90-х, и фильм показывает, как обычная домохозяйка неожиданно становится борцом за справедливость.

Гран-при Артдокфеста-2011 достался «Милане» Мадины Мустафиной. «Накрыло», – сказали члены жюри Андрей Звягинцев и Светлана Сорокина, пытаясь объяснить, почему «Милана» получила Гран-при. Это идеальная рецензия на «Милану», фильм о маленькой девочке из семьи бомжей. Семейство живет в лесу, куда Милана в начале фильма приводит случайную «коттеджную» подружку. Подружке быстро предстоит выяснить, что у Миланы даже кукла Барби – алкоголик. Это очень резкое и, чего уж там, «накрывающее» кино, с жесткой и удивительно естественной героиней, которая разнимает родителей («По лицу не бей ее, ей же ехать!»), играет с собакой, поет песни, гуляет, – если сегодняшние зрители ищут сильного, уверенного в себе и искреннего киногероя, Милана подходит как никто. Самое удивительное, что режиссера в фильме вообще не видно, история Миланы будто бы никем не снята, а происходит сама собой.

Еще три победителя Артдокфеста – «900 дней» Йессики Гортер, «Гагаринленд» Владимира Козлова и «Все будет зашибись» Влада Резниченко. Каждый по-своему разбирается с советскими легендами и стереотипами: с коллективной памятью о блокаде, с Гагариным, ставшим брендом, и с выродившейся эйфорией БАМа. Каждый из этих фильмов по-своему препарирует историю – и, в свою очередь, сам становится историей сегодняшнего дня.

Жалко, что не досталось призов ироничной и точной «Победе» Александра Куприна – частному видеодневнику 2000 года, «первого года оставшейся жизни». Это попытка режиссера разобраться в себе, своих любимых, друзьях, жизни, смерти. Здесь все связано, пусть иногда эта связь и выглядит пошлой: вот Путин поднимается по лестнице на царство – герой учится ходить на костылях. Вот клонится Останкинская башня, тонет подводная лодка – герой ввязывается в очередной роман в Ялте. Все эти пошлые связи спасает ирония десятилетней давности, которая в финале вдруг оборачивается сегодняшней правдой. Катарсиса не будет, смерть останется непознанной, никто так и не разберется в себе, а время – принципиально несовершенное – так и не захочет в себе разбираться. Под новый, 2001 год герой сядет в лесу с бутылкой водки и с камерой, выпьет «за кинематограф» и скажет: «Весь мир снимает фильм про самого себя. Но его никто никогда не увидит. Он его снимает и тут же уничтожает, типа это неважно. А это главное документальное кино нашего времени».

Уже очень давно эти слова не были настолько актуальными. Весь мир снимает фильм про самого себя, и в результате получается главное документальное кино нашего времени. Ну, за кинематограф.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать