Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 3005 от 19.12.2011 под заголовком: После взрыва

Книга Зары Абдуллаевой "Постдок: неигровое/игровое": горячие новости с пограничных пунктов между искусством и жизнью

В книге «Постдок: неигровое/игровое» Зара Абдуллаева отмечает главные пограничные пункты между искусством и жизнью

Это научная, но литература. «Манский снимал в своем фильме фотографа Женю. Он снимал его как своего двойника, только фактурой Манского было все «низкое», а у Жени – все «высокое», на верблюде». Одна фраза – и фильм Виталия Манского «Бродвей. Черное море», в центре которого пляжный фотограф с верблюдом, виден почти целиком. Точнее, автором без нажима указано, куда смотреть и как. Заданы четкие координаты смыслов и обозначен тип иронии.

Поэтому «Постдок» можно читать как сборник эссе (о кино, театре, литературе, фотографии), рецензий и бесед (с Анатолием Васильевым, Львом Рубинштейном, Сергеем Братковым, Виталием Манским, Ульрихом Зайдлем).

Но правильнее читать «Постдок» как сложносочиненную сюжетную прозу. Со сквозными мотивами, неожиданными поворотами, прихотливым монтажом и тщательно продуманной структурой, в которой игровое/неигровое концептуально перемешаны уже на уровне названий глав: «После романа», «После интервью», «После спектакля», «После травмы», «После жизни», «После смерти», «После поэзии», «После андеграунда» (это только первый раздел, а всего их семь). В книге множество героев, которыми могут быть отдельные авторы, целые жанры или художественные стратегии. А объединяет их ситуация, которую в грубом приближении можно назвать «после 11/09» – катастрофы, в культурном поле обозначившей конец иронии и постмодернизма. На обложке – фотография разрушенной взрывом или стихийным бедствием многоэтажки. Вот на этих руинах нам и предстоит осмотреться.

Пейзаж после взрыва – это документальный роман Петера Эстерхази об отце-сексоте; театр Алвиса Херманиса; новая румынская и новая латиноамериканская волны в кино; фотографии Бориса Михайлова и Сергея Браткова; «субъективная» документалистика и лукавый жанр мокьюментари, а также игровое кино в диапазоне от братьев Дарденн до Сергея Лозницы, от «Шультеса» Бакура Бакурадзе до «Белой ленты» Михаэля Ханеке, в которой Зара Абдуллаева увидела «новый способ свидетельства (о «непредставимом») и об истории, сфальсифицированной в обществе зрелищ». Даже по этому далеко не полному списку можно заметить, насколько свежий и горячий материал взят в работу. И это тоже один из сюжетов «Постдока» – как современность на наших глазах оформляется в историю (а мы этого не замечаем).

Другие сюжеты: работа с памятью как особым видом реальности; обнаружение радикальности во внешне неброских художественных жестах. «Постдок» – апология художников, принципиально отказавшихся не только от эффектных, но почти от любых приемов (или вовсе отдавших камеру персонажам – как авторы фильма «Я тебя люблю» Александр Расторгуев и Павел Костомаров). После того как исчерпаны все приемы и разрушены все границы, автор и герои «Постдока» заново нащупывают точки контакта с реальностью (постоянно ускользающей, становящейся предметом подмены в новых медиа и других декорациях «общества спектакля»).

«Постдок» констатирует ситуацию, когда документ не может быть признан точным свидетельством о реальности (личной или коллективной). Там, где «традиционный» документалист вольно или невольно занимается манипуляцией, представляя показанное «полной правдой», авторы, ставшие героями «Постдока», всегда оставляют место для сомнения и рефлексии. Уводят искусство из области манипуляции (показывая ее механизм) и потребления (отказываясь от приемов, работающих наверняка). В сущности, это отказ от оружия (бесполезного после взрыва) и готовность вернуть искусство на этические позиции, которые могут быть обнаружены на территории «реальности» или «игры», но чаще всего на подвижной границе между ними.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more