Статья опубликована в № 3019 от 16.01.2012 под заголовком: Ослу уже не воскреснуть

"Норман. Архетипические вариации": двенадцать художников высказались об осле и искусстве

«Норман. Архетипические вариации» не выставка, хотя так называется, а выставленные на публичное рассмотрение результаты общения дюжины художников круга московских концептуалистов
М.Стулов

Норманом зовут старого и больного осла из сказки, приснившейся Саймону Олдрону, названному «автором идеи и куратором» открывшегося в Государственном центре современного искусства показа работ двенадцати известных и уважаемых московских художников (некоторые только прописаны за границей).

Поскольку слово «сон» взято в пояснительных текстах к выставке в кавычки, то и вид спящего на экране носатого человека рождает подозрение, что он не реальный, а мистификация, до которой всегда были охочи московские концептуалисты, часто сочиняющие под прикрытием выдуманного персонажа.

Но Саймон Олдрон, уверяют знающие люди, полон жизни, чего не скажешь об идеях, приходящих в его голову – во сне или в каком другом месте – не суть важно.

Сказка о том, как родители из лучших побуждений заменили дряхлого осла на молодого, а их возлюбленный сыночек, распознав подмену, заболел и умер, вряд ли могла привидеться даже отцам психоанализа, сосредоточенным на изучении подсознательного и архетипического в нем. Настолько уж эта сказка искусственна, так неуклюже намекает на взаимосвязи искусства и жизни, иллюзии и реальности.

Из двенадцати художников, призванных в двенадцати эпизодах раскрыть сюжет про смерть старого осла, Ирина Вальдрон поступила наиболее прямолинейно. В своей работе она дважды перерисовала всем рисунок Рене Магритта, изображающий курительную трубку и письменно утверждающий, что это не трубка.

Возможно, именно этот повтор многократно повторенного и перевел выставку из разряда уже виденного в видеть больше не могу. Несмотря на работы других достойных и интеллектуально искушенных авторов.

Игорь Макаревич с Еленой Елагиной в своем ответе куратору скрестили осла с ниоткуда взявшимся слоном и создали благородно мрачную декоративную композицию с крестами. Визуально приятные вещи получились у простодушной Ларисы Звездочетовой и играющего в поэтическую печаль Никиты Алексеева. Но ведь не за красотой идут на выставки концептуалистов, а за интеллектуальным приветом.

В этом смысле сочинения на многозначительно заданную тему большинства художников оказались безнадежно предсказуемы. Архетипическим (возможно, некорректно употребить здесь такое определение, но и авторы выставки с ним не церемонятся) качеством любого художника является воинствующий эгоцентризм, и, какую ни дай тему, он виртуозно подомнет ее под себя, ничего нового и не пытаясь придумать. Если, конечно, будет рационален.

Вот и Юрий Альберт, как и много лет назад, заменяет изображение текстом на языке слепых и подвешивает к каждой черной доске бутафорский хвост мертвого осла. Транслируя зрителю: сколько уж лет твержу вам, что современному искусству следует быть безглазым, а вы все печалитесь, что старый осел умер.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать