Статья опубликована в № 3058 от 13.03.2012 под заголовком: Нервно о Нью-Йорке

«Нью-Йорк. 1955» Уильяма Кляйна на Фотобиеннале: Нервно о Нью-Йорке

Представленная в Московском доме фотографии выставка Уильяма Кляйна «Нью-Йорк. 1955» – ранний опыт признанного классика. Страстное и пристрастное высказывание фотографа о родном городе до сих пор не потеряло обаяния
William Klien

Нью-Йорк на фотографиях Кляйна и виден, и слышен – каждый кадр густо населен если не людьми, то буквами. Вывески, реклама, указатели, плакаты лезут в глаза, кажется, что кричат. Иногда и люди – особенно дети – орут прямо в объектив или хуже – целятся друг в друга из пистолета, игрушечного, но все равно неприятно. Лихие девчонки, полицейские при исполнении, агрессивные старушки, хозяйственные дамочки, мужчины в шляпах, уличный проповедник сняты поодиночке, парами, группами, в толпе. Словно на бегу, когда ничего как следует не разглядишь, но пристально во все вглядываешься. Правдивый портрет большого и сильного города, но не лестный.

Серия «Нью-Йорк. 1955» принесла молодому Уильяму Кляйну, ныне живому классику, профессиональное признание. Но только в Париже, где и были изданы фотографии его родного города: американский Vogue, оплативший работу, от публикации отказался.

Сегодня шокирующие когда-то приемы Кляйна стали банальными – непродуманные композиции, заведомая нечеткость изображения, случайные герои, злоупотребление широкоугольным объективом. Ощущения непосредственности нарочитой неумелостью уже не добиться. Но обаяние старого кляйновского фоторепортажа со временем не уменьшилось, его сила не в приеме, а в чувстве.

Замечено, резче всех о стране или городе высказываются насовсем оттуда уехавшие, им надо оправдать расставание, убедить себя и мир, что не здорово там жить, не интересно. Двадцативосьмилетний Кляйн в 55-м уже давно обосновался в Париже, где его лучше понимали и принимали, в Нью-Йорк возвращаться не собирался. Он снял родной город правдиво, но не сентиментально, с полным пониманием, но без тепла. По новой тогда нервной французской моде, которая упоенному своей значительностью американскому городу не шла. Париж уже генерировал настроение и стиль шестидесятых, Нью-Йорк вперед не спешил.

Серия Кляйна смотрится сейчас не только энциклопедией ушедшей городской жизни, а прежде всего жестким личным высказыванием фотографа, выяснявшего отношения с родными и близкими – людьми, улицами, надписями, указателями.

Московская фотобиеннале проходит в девятый раз с размахом вполовину меньшим, чем в некоторые былые годы, но все равно впечатляющим – 50 выставок. Если учесть еще и бурную выставочную деятельность Московского дома фотографии, как и биеннале, возглавляемого Ольгой Свибловой, то понятно – без уже виденного не обойтись. Блестящих фотографий Уильяма Кляйна московские зрители видели много, но нью-йоркский цикл кажется особенным – страстным.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать