Стиль жизни
Бесплатный
Антон Долин

На экраны выходит новый отечественный блокбастер «Шпион»

В очередной экранизации прозы Бориса Акунина одни увидят обычную фальшь, другие – прекрасную утопию
kinopoisk.ru

На дворе весна 1941-го. Боксер-динамовец Егор Дорин включен старшим майором Октябрьским в секретную группу по обнаружению агента Вассер — засланного Гитлером в СССР шпиона, который должен дезинформировать руководство страны о планах немецкого вторжения. Хитроумные резиденты иностранной разведки раз за разом обводят энкавэдэшников вокруг пальца, нарком Берия нервничает. Война начнется с минуты на минуту.

Сюжет хорошо знаком читателям Бориса Акунина — речь о его «Шпионском романе» из серии «Жанры». Именно этот текст выбрали для экранизации амбициозные продюсеры, взявшиеся воссоздать в костюмном триллере сталинскую Москву и рискнувшие сделать ставку на «Акунина без Фандорина» (формально Дорин — его отдаленный потомок). Принято считать, что маститому детективщику с экранными воплощениями его книг не слишком везет; с этой точки зрения «Шпион» — скорее удача. Размашистый, богатый, динамичный, складный с точки зрения интриги — если мыслить категориями отечественного проката, вполне качественный мейнстрим.

Вопросов, однако, хватает. Например, почему ярких Андрея Мерзликина, Виктора Вержбицкого в фильме не рассмотреть — им достались от силы три-четыре реплики? Претензия, видимо, не к режиссеру-дебютанту Алексею Андрианову, а к продюсерам, считающим своим долгом одновременно снимать и фильм, и сериал — а потом искусственно сжимать несколько серий до полутора часов. Этот трюк даже в Голливуде никому толком не удавался, у нас же его повторяют раз за разом.

Из актеров повезло только характерному Сергею Газарову, играющему наркома, и Федору Бондарчуку, получившему заведомо хитовую роль колоритного Октябрьского. А больше всех не повезло исполнителю центральной роли. Простодушный ловелас и драчун с нелепыми идеалами на экране оказался лощеным красавчиком с неправдоподобно широкой улыбкой — явно скользким и самовлюбленным типом. Актер Данила Козловский ни в чем не виноват: подкачал не он, но образ. Ведь перед нами не совестливый идеалист, как у Акунина, а эталонный советский разведчик. Это в книге он мог устыдиться своего неблагородного ремесла и уйти с высокооплачиваемой работы, а в фильме дано четкое указание на то, что и во время войны герой продолжит служить родине на том же нелегком поприще.

Обратите внимание на разницу в заголовках. «Шпионский роман» — здесь слышна литературная игра, а заодно игра в шпионов. «Шпион» — не название, а приговор; в лоб и без намека на иронию. Юмором в экранизации вообще не пахнет, в отличие от неизменно иронической книги, в которой автор постоянно будто бы извиняется за кондовость избранного жанра.

Но авторам и не нужно никаких двусмысленностей и игр: не время шутить. Вопреки исторической аккуратности педанта Акунина в фильме показана воображаемая Москва, застроенная по тому самому не осуществленному сталинскому генплану. По чистым тротуарам идут счастливые люди, по мостовым — нарядные трамваи, ломятся от товаров прилавки магазинов, а в центре возвышается Дворец Советов, на балконе которого стоит мудрый Вождь. Что же может угрожать такой идиллии? Знамо дело, только иностранные враги.

«Шпион» — гимн стабильности и в то же время невольное разоблачение мифа о ней. Не свершившаяся мечта об идеальном государстве, управляемом крепкой рукой, и честных советских людях, служащих оплотом этой власти. Безрезультатны появляющиеся ближе к концу попытки нарушить эту подозрительную благостность, которой веет даже с рекламных плакатов фильма. Одни увидят в этом обычную фальшь, другие — прекрасную утопию.

С 5 апреля в кинотеатрах города

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more