Стиль жизни
Бесплатный
Анна Арутюнова

В Москве все больше проектов, объединяющих науку и искусство

Ученые и художники работают на равных: проекты галереи Laboratoria Art&Science; выставка «Imaginary: глазами математики» и научное кино в Политехническом; интерактивные проекты фестиваля «Наука и искусство» в ЦДХ
А. Краснова ИТАР-ТАСС

«Обычно я провожу эксперименты с крысами, но тут у меня появилась возможность поместить в ситуацию, похожую на ту, в которой находится подопытная крыса, человека», — рассказывает Ольга Сварник, руководитель лаборатории системной нейрофизиологии и нейрокогнитивных интерфейсов НБИК-Центра РНЦ «Курчатовский институт». Ольга готовит научную публикацию по результатам проекта «Внедрение», в рамках которого она в соавторстве с художником Валей Фетисовым сделала «Инсталляцию опыта». Попадая в небольшую комнату с автоматическими раздвижными дверями, посетитель оказывался в ловушке, так как двери работали необычно: закрывались, когда человек к ним подходил, и открывались, только если он некоторое время оставался неподвижным.

Проект «Внедрение» прошел в галерее Laboratoria Art & Science Space в рамках Московской биеннале современного искусства осенью 2011 года. Член-корреспондент РАМН и РАН нейробиолог Константин Анохин работал с известным художником и акционистом Сергеем Шутовым. А психофизиолог, доктор биологических наук Александр Каплан — с обладательницей премии «Инновация» Ириной Кориной.

Директор и куратор Laboratoria Дарья Пархоменко, которая с 2006 года занимается science art (междисциплинарный вид искусства, основанный на взаимодействии науки и искусства), говорит, что интерес к нему как у зрителей, так и у институций постепенно растет. Впрочем, на сегодняшний день ее галерея чуть ли не единственная, где в создании произведений искусства ученые и художники участвуют на равных. Сейчас здесь идет подготовка к выставке «Пыль», которая откроется в День космонавтики. Австрийские и российские художники изучают пыльцу, проводят эксперименты с московской пылью и занимаются астрофизикой. В результате ожидаются 18 проектов, в которых пыль предстанет во всех возможных ипостасях: космической, архивной, биологической и даже электронной.

Опыт чистой красоты

Проектов, объединяющих науку и искусство, в Москве становится все больше. 29 марта в Политехническом музее открылась выставка «Imaginary: глазами математики», на которой демонстрируются изображения, созданные ведущими математиками и известными художниками. Также в музее готовят фестиваль актуального научного кино и экспозицию «Реконструкция шума», на которой посетители смогут сами смоделировать шумы. В планах создание галереи science art, которая расположится в МГУ, а также совместные выставочные проекты с Science Gallery, работающей на базе Дублинского университета.

Организаторы выставки Lexus Hybrid Art, посвященной использованию новейших технологий в искусстве, объявили о гранте для молодых художников, которые готовы использовать в своих работах научные достижения. Проекты победителей покажут в июле 2012 г. Наконец, с 31 марта по 5 апреля в Москве впервые пройдет фестиваль «Наука и искусство» — в ЦДХ покажут работы российских и западных художников, а в МГУ им. Ломоносова 4 и 5 апреля состоится одноименная международная конференция.

Большинство проектов на выставке в ЦДХ интерактивные. Они рассчитаны на прямой контакт со зрителем и объясняют, каким образом технологии могут быть использованы в искусстве. Художники из объединения Hello Computer, придумали световую инсталляцию Flow. В основе — небольшой собранный из ламп накаливания объект, который начинает испускать цветные лучи, как только рядом оказывается человек.

На видео, сделанном программистом-дизайнером Вадимом Смахтиным, а также группой специалистов в области электронной музыки и мультимедиа, показана бурлящая масса воды. Это волны, созданные на основании научных исследований прошлогоднего японского цунами. Зритель, стоящий перед экраном, может усмирить «стихию», поймав нужный ритм и плавно двигаясь из стороны в сторону, или, наоборот, устроить шторм, начав прыгать или делать резкие движения.

Группа Biodynamic geometries сделала инсталляцию, которая демонстрирует, как цианобактерии (те самые, которые обеспечивают нас кислородом), приспосабливаются к человеку. Видеопроект Кэрол Лафайетт позволяет побывать в шкуре дельфина и услышать недоступные человеческому уху звуки, которыми наполнен океан; или стать на время обитателем джунглей и понять, каково это — распознавать опасность по звуку. Юлия Боровая добавляет химические реагенты в подкрашенное молоко, в результате чего образуются бесконечные комбинации замысловатых узоров. Увидеть, как это происходит, можно на записи: в ЦДХ покажут аудиовизуальный перформанс Liquid-Do.

Трудности перевода

Наглядность проектов объясняется тем, что в качестве основного зрителя организаторы фестиваля рассчитывают увидеть студентов и школьников. На выставке даже покажут объекты, придуманные детьми: например, прибор для измерения улыбки. «Конкурс и отбор проектов для выставки проводился МГУ им. Ломоносова», — поясняет арт-директор ЦДХ Кристина Штейн­брехер.

«Когда в традиционные работы, выполненные привычными нам красками, привносится биологическая реальность или технологии, это позволяет создавать дополнительный контекст», — считает искусствовед Георгий Никич, который выступит на организованной МГУ конференции с докладом о том, как научно-художественная выставка может стать инструментом модернизации музея. Впрочем, по его мнению, художники и ученые относятся друг к другу с недоверием: первые считают вторых божествами, которым доступно исключительное Знание; ученые же видят в работах художников нечто необоснованное и часто необязательное. «В целом трудно сказать, какую пользу научному исследованию может принести совместная работа с художником. Польза от “Инсталляции опыта” была — она предоставила возможность устанавливать закономерности поведения человека и сопоставить их с поведением крыс в аналогичной ситуации», — резюмирует Ольга Сварник.

«Художника и ученого объединяют три момента: любопытство, эксперимент и открытие нового», — считает Юлия Боровая, которая в последние месяцы проводит в лаборатории по одиннадцать часов в день. «Недавно в ходе подготовки очередного арт-проекта мы наблюдали интересное явление: между разными по составу жидкостями возникло магнитное поле. Мы подносили к одной из них магнит, и жидкость начинала двигаться в его сторону. Пока мы не знаем, в чем причина этого», — добавляет она.

Дарья Пархоменко отмечает, что пока художников, кураторов и организации, готовых развивать тему science art в России на высоком профессиональном уровне, можно пересчитать по пальцам. Кроме того, у нас не так просто получить доступ в лаборатории, где ведутся исследования, а на некоторые проекты распространяется закон о неразглашении. «В Массачусетском технологическом институте, где, кстати, есть целый факультет, посвященный научному искусству, не пускают только в лаборатории, связанные с военными разработками, — рассказывает она. — Наши научные институты ведут себя намного более осторожно, и простому художнику туда попасть нелегко». Впрочем, Пархоменко уверена, что science art нужно не только искусству, но и науке, и создавать междисциплинарные лаборатории необходимо как можно ближе к живому научному процессу, чтобы у художников и ученых была возможность непосредственно взаимодействовать друг с другом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать