Важные гастроли: в Москву впервые приезжает Чикагский симфонический оркестр

Концерты Риккардо Мутти и его музыкантов откроет произведение, написанное ныне живущим русским композитором
T.Rosenberg

За последние годы у нас побывали почти все ведущие оркестры Европы, чего не скажешь об американских — их не было в России с советских времен. Но благодаря «Американским сезонам в России» брешь пробита — и к нам едет не просто какой-нибудь американский оркестр, а один из самых знаменитых. За свою 120-летнюю историю Чикагский симфонический оркестр успел поработать с самыми прославленными дирижерами, среди которых Артур Родзинский, Фриц Райнер, Георг Шолти, Пьер Булез и Даниэль Баренбойм. Он входит в так называемую большую пятерку оркестров США, в которой также числятся Бостонский, Нью-Йоркский, Филадельфийский и Кливлендский оркестры. Уже давно критики, впрочем, говорят, что уровня «пятерки» достигли еще пять-семь оркестров США — но в мастерстве Чикагского симфонического никто не сомневается. Сто пятьдесят концертов в сезон дома и на гастролях, летом на его плечах — фестиваль «Равиния», проходящий на берегу озера Мичиган. Год назад Чикагский оркестр, весь обвешанный премиями Grammy, получил 62-й по счету позолоченный граммофон за запись Реквиема Верди под управлением Риккардо Мути — его нынешнего (с 2010 года) главного дирижера.

Теперь оркестр и маэстро Мути приезжают в Россию — в Москве будут сыграны две программы, одна из них по­вторена в Петербурге. Весьма приятно, что обе программы будут открываться короткой вещью русского композитора, а именно Дмитрия Смирнова, многие годы живущего в Англии.

Предыстория такова: однажды британский музыковед Джерард Макберни, большой знаток и пропагандист русской музыки, пожаловался Смирнову, что ни один современный композитор не может написать произведение, которое подошло бы для открытия симфонического концерта, — быстрое, как увертюра к «Руслану и Людмиле» Глинки, эмоциональное, как увертюра к «Силе судьбы» Верди, блестяще оркестрованное, как любая увертюра Берлиоза, длиною в семь минут и вызывающее у слушателя спонтанную овацию, как если бы он только что увидел падающую звезду. Смирнов воспринял шутку как творческий вызов и через три дня прислал Макберни именно такую партитуру. «Уж не знаю, — признается композитор, — удовлетворяет ли мое произведение всем пяти выдвинутым условиям, но одному из них точно: если играть его в правильном темпе, то оно длится семь минут».

Два года Макберни безуспешно пытался всучить партитуру друга разным дирижерам, пока не узнал, что на гастролях в России Риккардо Мути хочет сыграть произведение живого русского композитора. Макберни тут же послал Мути несколько партитур, из которых тот, не колеблясь, выбрал сочинение Дмитрия Смирнова. Мировая премьера «Космической одиссеи» уже с успехом прошла в Чикаго. Судя по описанию, произведение это программно-иллюстративное, в нем есть выраженный музыкой сюжет (с нескольких попыток запускают космический корабль, он улетает и пропадает из виду, но все заканчивается благополучно), а вдохновлялся композитор детскими воспоминаниями о первых космонавтах. Джерард Макберни даже находит, что одна из тем смахивает на музыку из советских киножурналов.

В первой программе оркестр сыграет сюиту из музыки Нино Рота к фильму «Леопард». Рота одно время учился у одного из самых деспотичных дирижеров Чикагского оркестра венгра Фрица Райнера, а в зрелые годы руководил консерваторией в Бари, которую посещал и Риккардо Мути, — так что все очень символично. Не менее символично и включение в программу Пятой симфонии Шостаковича: ее в Америке очень любят, а началось все с того, что сам автор сыграл на рояле скерцо из симфонии целому стадиону американцев на Мэдисон-сквер-гарден, где сейчас базируется баскетбольный клуб «Нью-Йорк Никс». Произошло это во время официального визита в США советских деятелей культуры в 1949 году.

Вторая программа чисто европейская и призвана продемонстрировать большой стиль и блестящие возможности оркестра. Вспоминая записи, на которых Чикагский оркестр — скажем, под управлением Фрица Райнера — исполняет музыку Рихарда Штрауса, можно только предвкушать удовольствие от симфонической поэмы «Смерть и просветление», где молодой композитор пытался проникнуть в чувства человека, расстающегося с жизнью и обретающего вечный свет.

Симфония Сезара Франка, напротив, написана на склоне лет умудренным автором; недавно ее исполнял в Москве Оркестр Романской Швейцарии — вот и сравним подходы романский и американо-итальянский.

Риккардо Мути в последние годы выступал в Москве раза четыре, с разными оркестрами. Каждый раз результат был несколько формален и вял. Возможно, именно гастроль с американскими подопечными позволит вживую оценить дирижера, больше известного нам своими блестящими и продуманными записями.

18-19 апреля, Большой зал консерватории, Б. Никитская ул., 13, тел. 232 53 53

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать