Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 3082 от 16.04.2012 под заголовком: Нечастный случай

Фильм Play: Черные начинают и выигрывают

К фильму Рубена Остлунда Play уже приклеился ярлык «неполиткорректный». Потому что в нем темнокожие мальчики ведут себя плохо. А показывать такое в Европе неприлично
outnow.ch

Типичная история. «Покажи телефон. У моего брата украли такой же», – и пошло-поехало: малолетние гопники прицепились к детям из приличных семей, взяли на испуг и обобрали без всякого насилия. Почти без насилия. Побить не побили, но унизили так, что психологическая травма может остаться на всю жизнь. Рубен Остлунд методично показывает механику уличного преступления: бессмысленные переезды с места на место, долгие ожидания «брата», хрестоматийное распределение ролей внутри гоп-компании и то, как мелкие садисты все больше входят во вкус игры. Съемка – нарочито отстраненная, на средних и общих планах, часто со спины: Остлунд так убедительно создает иллюзию объективности, что Play пригласили на фестиваль документального кино.

Дело происходит в благополучном Гетеборге, а гопники – дети темнокожих иммигрантов: это обстоятельство и скандализировало европейскую публику. Иммигрантам принято сочувствовать, они жертвы социальной несправедливости и если даже делают что-то плохое, то виновато в этом общество. Особенно когда речь идет о детях. Эта позиция показана в эпизоде, где один из пострадавших мальчиков узнает на улице обидчика и указывает на него отцу, но попытка наказать гопника вызывает закономерное возмущение прохожих, а взятый за шиворот гаденыш прекрасно знает, как подыграть защитникам бедных цветных детей.

Между тем это уже не дети. В криминальной игре с белыми сверстниками темнокожие действуют абсолютно по-взрослому, умело и цинично. Беспомощные жертвы выглядят намного младше, хотя разница в возрасте если и есть, то год-два, не больше. Мало того, в сравнении с иммигрантской гопотой инфантильными кажутся и родители ограбленных. А также посетители и персонал универмага, пассажиры в общественном транспорте и вся остальная публика, на чьих глазах происходит «игра».

В сущности, взрослые белые мужчины в Play мало чем отличаются от трех напуганных мальчиков и так же не способны на сопротивление. Они вообще мало на что способны. Апофеоз этой коллективной бессмысленности показан в параллельной основному сюжету истории с поездом, где забытая кем-то деревянная колыбель загораживает проход и проводники совершенно не понимают, что с ней делать. В этой ситуации много комического, но символического, конечно, больше.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать