Стиль жизни
Бесплатный
Анна Матвеева
Статья опубликована в № 3097 от 10.05.2012 под заголовком: Люди труда опять здравствуют

"Рабочий? Класс!": Новый образ трудящихся на выставке в Петербурге

На петербургской выставке фотографа Андрея Строганова и скульптора Михаила Едомского «Рабочий? Класс!» трудящиеся представлены не как угнетенный класс, нуждающийся в защите, а в качестве объекта и модели искусства
В.Ламзина

Образ рабочего в современном искусстве – карта ходовая и уже затертая. Модно быть неомарксистом от искусства, модно всё, от сюжета до колорита, подвергать классовому анализу, модно быть левым. Модный продукт в искусстве востребован и хорошо продается. Класс-эксплуататор с умилением поддерживает (и не только деньгами) критику самого себя.

Искусства о разного рода пролетариате у нас много, но позиция художника, который это искусство делает, одна-одинешенька. Человек труда – сплошная болевая точка: стоит искусству дать ему высказаться, как разговор заходит о несправедливости, эксплуатации, социальном неравенстве и злых транснациональных буржуинах, от которых простому человеку жизни нет. Простой человек, жалоб не предъявляющий, как бы и не существует: он неинтересен искусству, взявшему на себя миссию вскрывать нарывы общества.

Выставка «Рабочий? Класс!», открывшаяся в петербургской галерее «Рахманинов дворик», как раз предлагает взглянуть на этот класс без социальной критики.

Андрей Строганов – молодой фотограф, и проблемы его интересуют чисто фотографического толка. Михаил Едомский – маститый скульптор, работающий в стиле, который можно назвать наивным экспрессионизмом. Его деревянные скульптуры грубоватые во всем, от рубки топором до покраски, со скупой, но очень точной деталировкой фигур дворников, кондукторов, сталеваров, разнорабочих – трудящихся.

Строганов свой рабочий класс снимал в естественной среде: на центральной электростанции Санкт-Петербурга. Классические мужики-работяги, классический репортажный взгляд: вот сварка, сцепка, монтировка, вот ручейки пота по лицу и перекур на фоне облупившегося кафеля.

Строганов сознательно играет с шаблонностью этих мозолистых рук и изборожденных ранними морщинами лиц, тут и там давая снимкам названия-клише вроде «Отеческий укор» или «Вдумчивый подход». Отпечатки черно-белые, и от этого еще заметнее, что Строганов старался подхватить советскую визуальную риторику съемки людей труда в процессе труда, отточенную в 1960–1980-е и почти исчезнувшую сегодня.

Цветная серия на выставке только одна: восемь поясных портретов тех же работяг, кто с бухтой проводов, кто с огромной шестеренкой под мышкой – тут изображение уже много ближе к «обложечной» съемке сегодняшних журналов.

На вопрос, сознательно ли он подражал стилю советского фото, Строганов ответил: «Нет. Изначально я вообще решал техническую проблему, снимал в сложных световых условиях одним объективом с фиксированным фокусным расстоянием. У него нет «зума», поэтому приходилось то приближаться к рабочим вплотную, то отбегать. Это выявило другую проблему, психологическую: эти люди не привыкли позировать, им трудно «работать на камеру». Вот я пытался решить эти задачи – техническая сложность, психологическая сложность. А потом меня захватила забытая тематика труда, так развитая в 1980-е. Когда серия уже складывалась, я нашел у деда каталог фотовыставки про строительство БАМа и понял, что смог повторить эту смысловую подачу».

Скульптуры Михаила Едомского разбавляют репортажность фото лирическим оттенком. Его грубо вытесанные из дерева, по-джакометтиевски непропорционально высокие грузчики и дворники – идолы города и столбы, на которых он держится. «Рабочий? Класс!» рабочий класс не прославляет и не жалеет, труд здесь – призвание и естественное состояние взрослого человека. И этому человеку вряд ли придет в голову Occupy Wall Street.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать