Стиль жизни
Бесплатный
Алексей Яблоков

Что из себя представляет российская платная дорога

Специальный корреспондент «Пятницы» проехал по первому платному и улучшенному участку М4 «Дон» и побывал в центре управления трассой
А.Коротаев / ИТАР-ТАСС

– Как работается? – крикнул я в непроницаемое окошко. – С огоньком, – ответил суровый женский голос. Шлагбаум открылся, пропуская нас в зону платных чудес

C 15 июня на участке трассы М4 «Дон» (с 48-го по 71-й километр) вводится платный проезд: с водителей легковых машин – по 30 рублей, с водителей грузовиков – от 60 до 120.

По заявлению управляющей компании ГК «Автодор», деньги будут взиматься за улучшенный сервис, а именно – свежее цементобетонное покрытие, шумозащитный экран, шестиполосное движение и другие прогрессивные технологии.

Сейчас улучшенный отрезок дороги работает в тестовом режиме. Водители ничего не платят, а учатся проезжать мимо ПВП (пунктов взимания платы). По меткому выражению ГК «Автодор», происходит «адаптационный период для привыкания пользователей к взиманию платы за проезд по платным автомобильным дорогам».

Привыкание длится с 15 мая, когда состоялось официальное открытие участка. Сотрудник пресс-службы «Автодора» Дмитрий Кошкин, с которым мы катались по «Дону», рассказывал: на церемонии присутствовал сам экс-министр транспорта Игорь Левитин.

– Он, правда, приехал позже остальных. Тихо так на все это посмотрел и уехал, – поясняет Дмитрий.

– И не сказал ничего?

– А что говорить? Он уже все видел. Покрытие с октября лежит.

– Но он доволен?

– Я думаю, да.

Бесплатный «Дон» кончается не вдруг. Километра за полтора до ПВП огромный щит предупреждает: «Внимание! Впереди платный участок дороги» – и предлагает, пока не поздно, свернуть на бесплатное Каширское шоссе. Я не заметил, чтобы кто-то сворачивал, хотя о тестовом режиме знают явно не все.

Завидев впереди синие кабины оплаты, Кошкин вытащил транспондер. Это устройство размером со спичечный коробок прилепляется к лобовому стеклу. Если на абонентском счете водителя есть деньги, шлагбаум и транспондер издали узнают друг друга, и ты, практически не тормозя, въезжаешь на платный участок. Если счет пуст, придется расплачиваться в ручном режиме, карточкой или наличными.

Десять касс – десять женщин. Кошкин сказал, их называют «операторы». Потому что, во-первых, они оперируют деньгами, во-вторых, шлагбаумом из твердой пористой резины. Пока за проезд денег не берут, операторы выдают водителям вместо чеков фирменные буклеты ГК «Автодор».

– Как работается? – крикнул я в непроницаемое окошко.

– С огоньком, – ответил суровый женский голос. Шлагбаум открылся, пропуская нас в зону платных чудес.

Дороге М4 в этой жизни повезло. К ней, транспортной артерии, соединяющей столицу с южными регионами, и в особенности с Кавказом, всегда было повышенное внимание со стороны государства. В 1990-е шоссе начали активно реконструировать. В 1998 году в Липецкой области открылся первый платный участок 20 километров длиной. А в 1999 году правительство РФ приняло предложение Росавтодора сделать платным участок от МКАД до Каширы. На подготовительный этап ушло десять лет, после чего М4 была передана в доверительное управление ГК «Автодор», которая первым делом отодвинула начало платного участка подальше от МКАД. «На 21-м километре огромное количество съездов и заездов. Режим скоростной магистрали там не получить. Поэтому мы ушли южнее», – объяснил мне председатель правления ГК «Автодор» Сергей Кельбах. Открытие платного участка входит в план глобальной реконструкции, согласно которому к 2015 году М4 должна стать дорогой первой категории. У нее даже есть собственный сайт m4don.ru, где можно узнать погоду на любом из 1544 километров трассы.

У меня сложилось ощущение, что за резиновым шлагбаумом всегда хорошая погода. Возможно, этому способствует цветовая гамма. Здесь все красное и полосатое, через каждые двадцать метров – ярко-желтый телефон экстренного вызова. Цементобетонное покрытие напоминает застывшую лаву. В крайнем левом ряду ехать легко и приятно. В крайнем правом ощущается легкая вибрация.

– Небольшая волна есть, – соглашается Кошкин. – Такое полотно. Не самое дорогое.

– А как же первая категория?

– Это и есть первая. А финансирование государственное. Мы вот сейчас в концессии с УК «Лидер» делаем платную трассу вокруг Одинцова, дублер Минского шоссе. Вот там классный асфальт, не цемент. Еще и немцы курируют строительство, они вообще звери!

Разрешенная скорость на платном участке – 110 километров в час. Кошкин сказал, что мечта председателя правления «Автодора» – законодательно разрешить здесь 130 километров. А где сто тридцать, там и сто пятьдесят. Полицейских, к слову, я на трассе не встретил, хотя на форумах жаловались, что ни шлагбаум, ни бесплатный тестовый режим им не помеха.

На 71-м километре «Дона» стоит так называемый центр управления. Это одноэтажное здание, в котором молодые мужчины смотрят одновременно двадцать маленьких телевизоров. Картинка приходит с дорожных видеокамер, которые умеют поворачиваться на 360 градусов, двигаться вверх и вниз. Инженер Роман Александров нажал какую-то кнопку, и на одном из мониторов тут же появилась и исчезла струя воды. Мелькнула щетка.

– Камеры можно дистанционно мыть, – пояснил инженер, к нашему с Кошкиным восторгу.

Александров показал и компьютер с тремя мониторами. Это, сказал он, очень умная система управления дорожным движением – на основе современного западного софта. С ее помощью можно следить за любой машиной на платном участке, наблюдать за процессом оплаты, набирать текст для электронных информационных щитов. Система сама реагирует на внештатные ситуации. Если машина попадет в аварию или даже просто остановится, на экранах вспыхивают красные буквы: «Внимание! Остановка ТС! Может требоваться помощь!» Тогда инженер может перекрыть одну из полос или вообще всю дорогу.

Конечно, все видеозаписи сохраняются в архиве. Роман показал недавний ролик: молодой человек, озираясь по сторонам, звонит в центр управления по желтому телефону тревоги, просит прислать ГИБДД и скорую помощь. «Фура снесла машину в среднем ряду», – сообщает он.

– А где фура и машина? – спросил я.

– Попали как раз между камерами, их не видно.

Попрощавшись с инженерами, мы тронулись обратно в Москву. По дороге проинспектировали съезд с примыкающей дороги из Барыбина. К негодованию окрестных жителей, его закрыли отбойником, предложив варианты: разбитое Каширское шоссе или крюк в девять километров до ближайшего ПВП. Вслед за барыбинцами запротестовали жители городского округа Домодедово. Как выяснилось из заявления администрации, вывешенного на официальном сайте Домодедова 17 мая, еще в 2007 году среди жителей проводился опрос: согласны ли они на то, чтобы участок М4 стал платным? 95,23 процента ответили отрицательно. В заявлении также сказано: «В течение последних лет руководство городского округа Домодедово неоднократно обращалось к Министру транспорта Российской Федерации о недопустимости введения платности проезда по трассе на территории городского округа, в том числе в связи с многократным увеличением транспортных потоков, а в отдельные дни и коллапса на дороге. Использование Каширского шоссе как рокадного дублера трассы М4 на сегодняшний день несостоятельно, поскольку пропускная способность его не соответствует возросшему потоку автотранспорта, просьбы о компенсационном выделении средств федерального бюджета на расширение этой дороги не удовлетворены».

Глава администрации Домодедовского района Леонид Ковалевский оказался недоступен для комментариев. Его пресс-секретарь Сергей Лукинин сообщил, что текст заявления полностью совпадает с мнением Ковалевского и никаких дополнений не требует.

– Администрация будет обращаться за помощью к новому министру транспорта? – спросил я.

– Я лично далек от этого, – ответил Лукинин. – Могу только сказать, что все, что мы делали раньше, было в рамках закона. И мы намерены продолжать действовать законно.

В сущности новый платный участок оказался тестом не для водителей, а для ГК «Автодор». История с Барыбинским съездом только начало, а ведь в проекте компании реконструкция всего М4, строительство трассы М11 «Москва – Санкт-Петербург» (той, что пройдет через Химкинский лес), Центральной кольцевой автомобильной дороги и других.

Впрочем, о демарше домодедовцев председатель правления ГК «Автодор» Сергей Кельбах ничего не знал. Он даже переспросил, где именно в интернете висит заявление администрации и от какого оно числа.

– По документам, собранным в 2009 году, администрация Домодедовского округа все согласовала, – сказал Кельбах.

– А зачем вообще понадобилась вся эта история? Зачем брать плату за проезд по уже существующей дороге?

Председатель правления объяснил, что федеральный закон это позволяет, если есть бесплатные дублеры. У М4 такой дублер есть – Каширское шоссе.

Между прочим, президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин, которому я тоже позвонил, назвал Каширское шоссе не дублером, а козлиной тропой. Он сказал, что готов платить 30 рублей, но пускай и альтернатива будет нормальной. В том же духе высказался президент Федерации автовладельцев России Сергей Канаев.

– В Европе платные дороги строят коммерсанты, а государство поддерживает в нормальном состоянии именно дублеры, – сказал он. – Почему бы и у нас государству не заняться наконец бесплатными дорогами?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать