Статья опубликована в № 3109 от 25.05.2012 под заголовком: Патетическая какофония

Первая киевская биеннале современного искусства "Арсенал 2012": Основной проект "Лучшие времена, худшие времена" поражает размахом

Первая киевская биеннале сделана как последняя, предпотопная. «Арсенал 2012», словно ковчег, собрал работы всех направлений и жанров современного искусства, в том числе исполненные самыми знаменитыми художниками
О.Кабанова / Ведомости

Размах Киевской биеннале грандиозный – и материальный, и интеллектуальный. Идешь по просторам Мыстецкого арсенала (24 гектара), и кажется, что опять попал в арсенал венецианский, на основной проект старейшей в арт-мире биеннале современного искусства. Киевский, правда, значительно моложе, но тоже выглядит величественными развалинами.

На каждом шагу встречаешь знакомых. Китаец Ван Сонг год назад в Венеции показал похожую конструкцию, вдохновленную трущобным самостроем. Грек Стелиос Фаитакис там же и тогда же соорудил левацкую роспись в иконной византийской манере, а в Киев привез в том же стиле огромные картины на досках (120 квадратных метров, иллюзия фрески), изображающие борьбу с фашистами и революционера Нестора Махно.

Фашистов показали и давно зациклившиеся на них злые шутники братья Чепмен. От их многофигурной композиции с манекенами-эсэсовцами слегка столбенеешь, пока не заметишь вместо свастик у злодеев смайлики.

Описывать отдельные работы даже самых известных художников смысла нет – адекватного впечатления от мощи основного проекта новой биеннале не передашь, да и места не хватит.

Знатному куратору Дэвиду Эллиотту хватило амбиций для попытки создать грандиозное четырехчастное симфоническое произведение из работ сотен авторов, со звездными солистами и украинскими художниками.

Звездами и украинцами одновременно оказались также Илья Кабаков (огромная инсталляция «Исчезнувшая цивилизация») и Борис Михайлов (новая серия «индустриальной» фотографии), которыми гордится и российское современное искусство. Возражать не будем, других художников с мировой известностью ни у нас, ни у украинцев нет, а Кабаков и Михайлов – советские люди.

Названием выставки Эллиотт выбрал хрестоматийный зачин диккенсовской «Повести о двух городах» – «Лучшие времена, худшие времена» (в смысле что время революции можно считать и концом, и началом). Добавив к нему пугающее «Возрождение и апокалипсис в современном искусстве».

Части этого сочинения посвящены духу (и духам), плоти, власти и снам. Где одна неисчерпаемая тема переходит в другую, пока не ясно – к официальному открытию «Лучшие времена, худшие времена» были готовы наполовину. Не всегда также пока ясно, где кончается жизнь и начинается искусство, где мусор инсталлирован, а где собран, готов объект или еще упакован. Что ничуть не умаляет современного искусства, а только доказывает его связь с жизнью и пренебрежение материальными ценностями.

Незавершенность целого не мешает почувствовать масштаб творимого Эллиоттом. Луиз Буржуа, Билл Виола, Ай Вейвей, Кусама – сами по себе вселенные, а не исполнители кураторского замысла. Но каждого из знаменитых можно посчитать центром, вершиной разных областей современного искусства.

Занятые формальными поисками, избывающие страхи, обличающие власть, фантазеры, мистики, философы и бунтари – все типы художников представлены на Первой киевской биеннале современного искусства. И все звучат – пусть пока нестройно, но впечатляюще. Киев.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать