Россияне, живущие за рубежом, хотят изменить закон о выборах

Понаблюдав за тем, как ходом и результатами голосования 4 марта, группа наших соотечественников попыталась достучаться до депутатов Госдумы
А.Махонин / Ведомости

«Говорят, год назад такое сложно было представить. А на волне гражданского протеста государственные органы приоткрывают двери»

Получив пропуск в Думу, мы ловили депутатов где придется: на выходе с пленарного заседания, в коридоре, возле курилки, – рассказывает Денис Староверов, прилетевший из Франции ради похода в российскую власть. – И знаете, никто от нас не бегал. Депутаты выслушивали наши предложения, и некоторые даже советовали, что делать дальше. Говорят, год назад такое сложно было представить. А на волне гражданского протеста государственные органы приоткрывают двери для обычных людей».

Собственно на этой волне и Денис с товарищами пошли в Госдуму с предложениями от российских избирателей, голосовавших за рубежом. «Законопроект готовили люди, которые были наблюдателями на президентских выборах 4 марта», – объясняет Староверов. Всего за рубежом их было около 150 человек в 80 странах. После выборов основная их часть, недолго помитинговав, затихла. «Несколько человек не успокоились, – говорит Денис, – и захотели сделать так, чтобы мы сами и все наши соотечественники доверяли своей избирательной системе так же, как граждане европейских государств, в которых мы живем».

Денис приводит в пример прошлогодние выборы мэра в пригороде Парижа, где живет, Сен-Жермен-ан-Ле. Там мэр победил с минимальным преимуществом, и у жителей не возникло подозрений в фальсификации. «Оказалось, во Франции любой гражданин может наблюдать за подсчетом голосов, – рассказывает Денис. – Я даже интересовался у местных, что будет, если в избирательную комиссию заявится весь город. Но там эта система работает давно: по молодости люди ходят проверять, а потом привыкают к тому, что система работает исправно. На подсчет голосов приходит человек семь».

Российские наблюдатели за рубежом не зафиксировали явных фальсификаций в день выборов, хотя нарушений и подозрительных явлений отметили немало. «В Германии, кажется в Мюнхене, голосующих привозили автобусами, – рассказывает Староверов. – В Париже 4 декабря избирательные участки – в посольстве и торговом представительстве – находились так близко, что у нас возникли подозрения, что один и тот же человек легко мог проголосовать и там, и там». Кроме того, были очевидные недоработки. Так, в Париже 4 марта избирательный участок в посольстве оказался не готов к наплыву голосующих: люди по два часа стояли в очереди к кабинкам, а в шесть вечера там пришлось допечатывать еще 500 бюллетеней.

Юрист Юлия Куликова, много лет живущая в Швейцарии, обратила внимание, что в нескольких государствах есть отдельный закон, касающийся избирателей за рубежом. «Было бы здорово, если бы мы могли не просто голосовать, – говорит Юлия, – а выбирать в Госдуму депутата, представляющего наши интересы. Один депутат, например, от граждан, живущих в европейских странах, другой – от жителей Америки. Французы, итальянцы, живущие за рубежом, имеют представителя диаспоры в родном парламенте. А наши голоса приписывают партиям в существующих округах. Поэтому мой голос может быть учтен, например, в Томской области».

По словам Дениса и Юлии, сейчас гражданин РФ за рубежом сталкивается с проблемами – например, в сфере опеки над ребенком при бракоразводном процессе, – которые носят системный характер и должны быть решены законодательно.

Проштудировав законы европейских государств, Юлия подготовила текст предложений. Денис с помощью журналистов и чиновников, с которыми познакомился на выборах, организовал пропуски в Госдуму. В середине мая они пошли по депутатам. «Я общаюсь с чиновниками разных стран, – рассказывает Юлия, – но с такой закрытостью и бюрократией сталкиваюсь впервые. Начать с того, что в бюро пропусков зеркальные стекла. То есть ты получаешь пропуск, глядя в свое отражение. Или подходишь с письмом к депутату – он не глядя передает его своему помощнику, а помощник не глядя просит прислать ему письмо по электронной почте. Было и такое».

Конкретного отклика после трех дней хождений по комитетам и фракциям Юлия и Денис не нашли. «Наши собеседники воспринимали наше предложение скорее как нерешаемую проблему, чем как повод для нововведений, – считает Куликова. – Первой реакцией было: «в России и без вас проблем много». Этого, конечно, никто не отрицает, но и во Франции 1913 года проблем было достаточно, что не помешало французам принять во внимание интересы их граждан за рубежом».

Тем не менее кое-какие советы от депутатов всех фракций, кроме «Единой России», Юлия и Денис получили. «Самое приятное впечатление лично у меня осталось от Оксаны Дмитриевой, – говорит Юлия. – Несмотря на занятость, она нашла три минуты на разговор и сразу среагировала по делу, сказав, что предложение стоит рассматривать в свете нового закона о выборах в Госдуму, проект которого сейчас в работе, и попросила направить ей текст».

Сейчас Денис и Юлия, уехав из России, дорабатывают свои предложения. «А я теперь думаю вернуться в Россию насовсем, – говорит Денис. – Через год будут выборы в депутаты муниципального собрания Электростали, где я живу. Может, там у меня получится что-то изменить».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать