Михаэль Ханеке во второй раз получил «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля

Жюри под председательством итальянского режиссера Нанни Моретти присудило главный каннский приз фильму «Любовь»

Присуждение «Золотой пальмовой ветви» фильму «Любовь» (Amour) не стало сюрпризом. Картина Михаэля Ханеке была фаворитом с момента показа.

Ханеке пополнил компанию обладателей двух высших наград Каннского фестиваля, в которую входят Альф Шёберг, Фрэнсис Форд Коппола, Сёхэй Имамура, Эмир Кустурица, Билле Аугуст и братья Дарденн. Жюри под руководством итальянского режиссера Нанни Моретти (у него тоже есть «золотая пальма») приняло решение, которое устроило всех. Или почти всех.

«Любовь», никто не поспорит, работа выдающаяся, к ней вполне применимо французское слово «шедевр». Строгая, безупречно разыгранная Эммануэль Рива и Жаном-Луи Трентиньяном камерная драма о супружеской паре пожилых учителей музыки, которые, прожив долгую и, вероятно, счастливую жизнь, оказываются на пороге не просто финала, но финала унизительного, с параличом и распадом сознания. Тут можно сказать много слов не только о режиссерском и актерском мастерстве, но и о смелости в подходе к теме. Их сейчас и говорят все комментаторы. Поэтому замечу другое: каннское жюри в этом году отдало предпочтение работе, которая не открывает ничего нового ни в киноязыке, ни в манере самого Ханеке, как было с «Белой лентой», принесшей ему «золотую пальму» в 2009 г.

Справедливости ради: поиски нового языка тоже были отмечены. Приз за режиссуру достался мексиканцу Карлосу Рейгадасу. Картина «После мрака свет» (Post Tenebras Lux) проигрывает его предыдущим работам («Битва на небесах», «Безмолвный свет»), но кажется не просто невероятно красивой и странной, а словно бы вообще снята инопланетяном, впервые увидевшим жизнь на Земле.

А вот Гран-при (второй по престижности каннский приз) в руках итальянца Маттео Гарроне – ситуация немного постыдная. Не потому, что режиссер – соотечественник председателя жюри, а его комедия «Реальность» (Reality) – плохое кино. Не плохое: бойкое, по-ремесленному крепкое, зрительское. Просто это победа вторичности, которая у Гарроне проявляется во всем. От сюжета (трагикомическая история маленького человека, высосанного «Большим братом», итальянским аналогом нашего «Дома-2») до языка (Феллини и неореализм).

Приз за лучшую женскую роль получили две румынские актрисы – Кристина Флутур и Космина Стратан из фильма Кристиана Мунджиу «За холмами» (Beyond The Hills). Резонный выбор: самой очевидной была бы награда Эммануэль Рива, но картину, получившую «золотую пальму», другими призами не награждают. А драма Мунджиу (обладателя «пальмы» за «4 месяца, 3 недели и 2 дня») была одним из фаворитов фестиваля (критики из разных стран, выставлявшие в журнале Screen баллы всем конкурсным фильмам, оценили «За холмами» так же высоко, как «Любовь»). Кроме того, Мунджиу получил приз за лучший сценарий.

За мужскую роль наградили Мадса Миккельсена из драмы Томаса Винтерберга «Охота» (Jagten). Тот же случай, что и с фильмом Мунджиу: и актерская работа хорошая, и картину надо было отметить – за точную режиссуру и актуальную тему. Миккельсен сыграл воспитателя детского сада, которого начали травить по подозрению в педофилии. Ничего не доказано (а публика знает, что герой невиновен), но обыватели из маленького городка в считанные дни превращаются в тупых злобных монстров. При виде такой несправедливости у зрителей сжимаются кулаки.

Блистательной комедии Кена Лоуча «Доля ангелов» (Angels’ Share) вручили приз жюри. Он не из главных, но и картина о пользе виски для воспитания неблагополучной молодежи по каннским меркам, видимо, легковесна: здесь ценят серьезные драмы. Зато шутки Лоуча всем понравилась, жюри, наверное, тоже хохотало.

В конкурсе «Особый взгляд» лучшей признана картина мексиканца Мишеля Франко «После Люсии». «Золотую камеру» за лучший дебют получил фильм Бена Цейтлина «Звери дикого юга» (уже успевший выиграть на фестивале «Санданс»).

В конкурсе киношкол Cinefondation победила картина «Дорога на» Таисии Игуменцевой (ВГИК, мастерская Алексея Учителя). Сергей Лозница тоже не уехал обиженным: экранизация повести Василя Быкова «В тумане» (среди стран, принимавших участие в производстве, значится и Россия) не получила призов от жюри Нанни Моретти, но была отмечена наградой международной ассоциации кинопрессы ФИПРЕССИ.

Без единого приза остались «Священные моторы» (Holy Motors) Леоса Каракса. В отличие от фильма-победителя их не хочется называть шедевром и ставить на полку с киноклассикой прямо сейчас. Но я знаю, что пересматривать Ханеке не захочу даже через полгода. А смотреть во второй раз Каракса пошел через день. Призы призами, а это – любовь.

Канн

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать