Стиль жизни
Бесплатный
Глеб Ситковский
Статья опубликована в № 3118 от 07.06.2012 под заголовком: Транс-синдром

«Гардения» Алана Плателя в российской провинции: урок толерантности

Кочующий по городам России фестиваль «Театральный синдром» рискнул включить в программу постановку Алана Плателя и его компании Les ballets C de la B «Гардения», героями которой стали престарелые трансвеститы. Наша публика оказалась к ней вполне готова
L.Monsaert

Алан Платель и его соавтор Франк ван Лэке задумали «Гардению» как эффектные похороны. В начале спектакля публику по такому случаю даже поднимут на ноги – давайте почтим вставанием шоу трансвеститов, которое вот-вот прекратит свое существование. На сцену с постными минами выйдут те, кого хороним, – семеро потасканных пенсионеров в мешковатых костюмах. Эти ветераны большого секса будут отрекомендованы ведущим (ведущей?) в исполнении Ванессы ван Дурме в самых горячих выражениях, но зал выслушает истории об их былых постельных подвигах с явным недоверием. Королевами тут и не пахнет – старперы как старперы.

Зря не верили. Дальше, что называется, пойдет процесс окукливания. Серые гусеницы станут прямо у нас на глазах очень медленно превращаться в ярких бабочек. Вначале под нафталиновыми пиджачками обнаружится веселенький ситчик, затем губы дедушек растянутся в сладострастных улыбках, а дальше – все как полагается. Меха, перья, блестки, макияж. Были «А ну-ка, дедушки» – стали «А ну-ка, девушки». В мечтах они превращаются то в Марлен Дитрих, то в Мэрилин Монро.

Платель не щадит ни героев, ни зрителей. Перед нами настоящий парад фриков с их полным разоблачением. Да, это смешные и нелепые трансвеститы. Но как получается, что, разоблачая дряблые стариковские тела, на которые невозможно глядеть без отвращения, Платель постепенно добивается от нас совсем другой эмоции, которая зовется жалостью? Жалостью даже не к ним, а к любым существам человеческой породы, которых ждет одна и та же участь – постепенное изнашивание телесной оболочки, одиночество и смерть.

В конце спектакля словно для контраста со стариковской дряблостью Платель отдаст сцену гибкому и упругому молодому телу. Тимур Магомеджаджиев выйдет к зрителю под знаменитую песню Шарля Азнавура об одиночестве парижского трансвестита, а потом, словно оглядевшись по сторонам и рассмотрев бодрящуюся старческую свалку вокруг себя, тихо скажет: «Мне больно, мадам».

«Полюбите нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит», – было сказано Гоголем в «Мертвых душах». Платель чуть переиначивает эту наихристианнейшую формулу. «Полюбите их голубенькими», – призывает он нас. Хотя бы потому, что, заглянув под собственную шкуру, каждый из нас, сколько бы ни кичился своей нормальностью, обнаружит, что его белизна все равно имеет какой-нибудь оттенок.

Такими спектаклями, как «Гардения», принято пугать благочинную публику русской провинции. Вот он где, дескать, Содом. Организаторы фестиваля «Театральный синдром», проходящего при поддержке Фонда Михаила Прохорова, наверняка напряженно ждали всевозможных скандалов. Но вот уже позади Воронеж, Липецк, Тамбов (а впереди Рязань) – и выясняется, что российский зритель мудрее, чем думают о нем милоновы и прочие пропагандисты христианской ненависти к гомосексуалистам. Оказалось, что «Гардения» – это пропаганда вовсе не гомосексуализма, а любви. Той самой христианской любви к ближнему, тому, кто несколько отличается от тебя.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more