«Драма памяти»: архив как тема для спектаклей

Общество «Мемориал» открывает свою театральную площадку
К.Каллиников / Риа Новости

Архив полон уникальных документов – от детских писем родителям в ГУЛАГ до записочек, тайно переданных заключенными своим родным

Небольшой зал в помещении общества «Мемориал» на Каретном Ряду пока не готов к приему публики: деревянные ряды пусты, стульев нет. На одной из ступенек сидит режиссер Женя Беркович, студентка выпускного курса Кирилла Серебренникова в Школе-студии МХАТ. Перед нею – пятеро молодых актеров. Время от времени они читают по бумажке стенограмму суда над Иосифом Бродским. Но говорят при этом не столько о процессе, сколько о школе: обсуждают важную деталь оформления – доску, на которой пишут мелом и куда одновременно можно транслировать видео; то и дело мелькает фамилия «Фролов». «Альберт Фролов, любитель тишины...» – всплывает у меня в памяти, и не случайно: по мысли режиссера, стенограмма в спектакле будет совмещена со «Школьной антологией» Бродского.

Премьера «Человек, который не работал. Суд над Иосифом Бродским» откроет программу «Драма памяти», которую общество «Мемориал» готовит совместно с Театром им. Йозефа Бойса и Театром.doc. Играть будут в зале «Мемориала», получившем название «Четвертый театр» (неподалеку, в саду «Эрмитаж», находятся три – «Новая опера», «Эрмитаж» и «Сфера»). «Но возможны и другие ассоциации: «Четвертая проза» Мандельштама или некое «четвертое измерение» нашей работы, – пояснила «Пятнице» выбор названия Ирина Щербакова, руководитель образовательных программ «Мемориала». – Ведь для многих (и это правильно) «Мемориал» – это прежде всего правозащитная деятельность и создание «места памяти» – архива документов, музейного собрания вещей, рисунков и живописи, связанных с судьбами жертв политических репрессий. Однако в архив ходят в основном исследователи, а не широкая публика, и одно дело – собрать и записать свидетельства о репрессиях, а совсем другое – внедрять эту память в общественное сознание. Это сегодня непросто, надо искать новый «язык». В поисках этого языка мы и обратились к Георгу Жено (руководитель Театра им. Йозефа Бойса) и его театральным проектам. А наш архив – просто кладезь драматического материала, рассказывающего о невероятных судьбах, каждая из которых могла бы стать сюжетом фильма или спектакля, и уникальных документов – от детских писем родителям в ГУЛАГ до записочек, тайно переданных заключенными своим родным (один из ярких примеров – густо исписанные крохотные кусочки папиросной бумаги, вложенные в пуговицы гимнастерки)».

Около года назад сотрудники «Мемориала» обозначили круг тем, которые затем были предложены молодым актерам и режиссерам. Работы получились очень разными: в рамках программы покажут проект «Мое последнее слово», где прозвучат речи обвиняемых на процессах 1930-х годов; будут «Карательная психиатрия», основанная на книге поэта и диссидента Виктора Некипелова «Институт дураков», и «Переговоры на милицейских частотах 3 октября 1993 года» (хроника событий «второго путча», увиденная через выдержки из радиопереговоров и перекличек). Редкий и трагический материал представит «Дневник охранника»: это реальный дневник молодого московского инженера, который в 1935 году был призван в армию и попал в войска охраны на БАМ, где через год был и сам арестован. Проект «Открытые письма» смонтирует послания в защиту или в знак протеста – например, письмо Сахарова Горбачеву с просьбой выпустить политзаключенных или письмо Анатолия Марченко, протестующего против насильственного кормления во время голодовки. Проект «Ожидание», в котором примут участие актрисы Роза Хайруллина и Оксана Мысина, тоже построен на письмах. «Собственно, едва ли не вся переписка, хранящаяся в «Мемориале», – это письма надежды и ожидания встречи, – комментирует Ирина Щербакова. – Помню, я как-то спросила женщину, которая провела в лагерях с 1927 по 1957 год: на что вы надеялись? Она ответила: «Ни на что – просто надеялись».

Только лишь премьера «Человек, который не работал. Суд над Иосифом Бродским» заявлена в программе как полноценный спектакль, остальной материал представят в виде читок. Георг Жено говорит, что кураторы специально выбрали режиссеров, занимающихся разными типами театра – от традиционного психологического до радикального визуального. В течение года эти эскизы спектаклей должны быть доработаны. «И если какими-то проектами заинтересуются государственные театры и захотят включить их в свой репертуар, мы будем только рады», – уточняет Георг Жено.

14-17 июня, ул. Каретный Ряд, 5, тел. 699 97 76

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать