Зачем оцифровывают памятники

Швейцарский профессор моделирует шуховскую башню в Липецкой области
Лана Абрамова

Вертолет с жужжанием, напоминающим гудение пчелиного роя, поднимается на высоту башни и, покачиваясь от ветра, спускается, зависая для каждого кадра

«А это что, гордость России? И деревня наша, значит, гордость России?!» – интересуется помятый мужчина в капитанской фуражке, пришедший в крайнее возбуждение при виде двух машин с московскими номерами в селе Полибино.

Сюда, на границу Липецкой и Тульской областей, группу российских, швейцарских и немецких специалистов, сопровождающих Армина Грюна, профессора Швейцарской высшей технической школы Цюриха, привела, в общем-то, случайность. Изначально планировалось сделать съемку телебашни Шухова на Шаболовке, однако радиоуправляемый вертолет, оборудованный специальной камерой, не полетел в условиях сильнейшего радиомагнитного загрязнения от сотовых передатчиков, расположенных на башне. Поэтому группа срочно переиграла планы и отправилась за 300 километров от Москвы, чтобы отснять другое произведение Владимира Шухова.

«На смотровую площадку этой башни поднимался Лев Толстой, поднималась Ольга Книппер-Чехова, Бенуа, Солженицын – в общем, все. Здесь была тусовка, намного более мощная, чем в Абрамцеве под Москвой», – говорит вице-президент фонда «Шуховская башня» Сергей Арсеньев, с любовью глядя на изящное тридцатисемиметровое сооружение с шаткой винтовой лестницей внутри.

Башню в Полибине – самую старую из сохранившихся гиперболоидных башен, построенных по проекту Шухова, – впервые показали на Нижегородской промышленной выставке 1896 года, после чего ее купил и перевез в свое имение промышленник и меценат Юрий Нечаев-Мальцов. Башня простояла в его имении более 100 лет без ремонта и даже без покраски (сейчас на голом ржавом железе можно видеть пометки, сделанные при ее разборке и последующей сборке). Сквозь прорехи в баке на вершине видно синее небо, а ажурная лестница едва держится – местные мальчишки уже не рискуют забираться по ней (хотя говорят, что их родители в детстве долезали до самой вершины).

Для съемки в Россию был привезен радиоуправляемый вертолет – октокоптер, оснащенный восемью моторами, системами позиционирования и камерой. Метод Армина Грюна заключается в подробной фотосъемке объекта в нескольких проекциях при одновременной точной «привязке» кадра к определенным координатам. Впоследствии сотни полученных таким образом снимков обрабатываются и сводятся воедино – в полноценную и весьма точную трехмерную компьютерную модель. Армин Грюн занимается оцифровкой реальности уже давно: с его помощью созданы трехмерные модели разрушенных талибами афганских Будд, сделана трехмерная карта перуанского Мачу-Пикчу.

«Эта технология в основном используется для документации, – говорит Грюн. – Вот, например, сейчас я прилетел из Сингапура, где мы занимаемся съемкой студенческого городка. Такие данные помогают при создании трехмерных карт, планировании городов, тренировки полицейских, пригодятся они и для компаний, торгующих недвижимостью». Профессор видит свою задачу как исключительно научную и не задумывается о практическом применении полученных им данных: «Мы не будем заниматься восстановлением этой башни, но при желании наши данные могут послужить архитекторам, инженерам и реставраторам».

Вертолет с жужжанием, напоминающим гудение пчелиного роя, поднимается на высоту башни и, покачиваясь от ветра, спускается, зависая для каждого кадра. На процедуру, поначалу вызвавшую живейший интерес приезжих и местных жителей, к четвертому взлету уже никто почти не обращает внимания. Спустя приблизительно час после начала съемки монотонное жужжание становится выше, звук электромоторов начинает стремительно удаляться и прерывается страшным грохотом. Октокоптер неожиданно потерял управление и врезался в крышу усадьбы Нечаевых. Все потрясены: беспилотник стоимостью полтора десятка тысяч долларов в условиях, где даже сотовые телефоны еле работают (а значит, нет помех), превратился в груду обломков. Но Грюн невозмутим. Во-первых, большая часть башни заснята, во-вторых, оборудование застраховано, а в-третьих, удалось быстро вызвать автоподъемник, чтобы доснять недостающие проекции с помощью обычных фотоаппаратов, так что модель полибинской башни все же удастся сделать.

«Не так-то просто оказалось снимать шуховские башни! Судя по всему, это не последняя моя работа в России. Когда получим необходимое финансирование, приедем еще раз для съемки башни на Шаболовке с оборудованием, которое менее чувствительно к радиоизлучению», – оптимистично говорит профессор Грюн.

Смотреть видео

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать