Стиль жизни
Бесплатный
Майя Кучерская
Статья опубликована в № 3126 от 20.06.2012 под заголовком: С дивана на фрегат

200-летие Ивана Гончарова: В Москве искали аутентичного автора "Обломова"

В Москве в день 200-летия автора «Обломова» искали аутентичного Гончарова
РИА Новости

Ивану Александровичу Гончарову исполнилось 200 лет необычайно вовремя. В 2012 году разговор об актуальности самых горьких его романов, «Обыкновенной истории» и «Обломова», в меньшей степени «Обрыва», – вовсе не дань официальной риторике и не натяжка. Модели поведения русского человека, проницательно и безжалостно описанные Гончаровым, метания между прагматизмом, «разумными» компромиссами и щепетильностью, нередко маскирующей лень, в последние годы реализуются все с большей наглядностью. Тем не менее Гончаров в России по-прежнему прочитан не слишком внимательно (в особенности «Обрыв», который и в магазинах не сыщешь) и уж точно – недооценен.

Еще одно доказательство тому: никаких заметных культурных событий, посвященных юбиляру, ни в Москве, ни в Петербурге в день его рождения (18 июня) не наблюдалось. И хотя петербуржцы честно делают дело – Пушкинский дом том за томом издает его академическое собрание сочинений, – юбилейных жестов не последовало и с берегов Невы.

Счастливым исключением на фоне обломовщины стала «научно-творческая» конференция «И. А. Гончаров в контексте ХХI века», организованная журналом «Знамя» при поддержке Министерства культуры. В Овальном зале Библиотеки иностранной литературы собрались писатели и литературоведы. Формат рискованный, но, как вскоре обнаружилось, продуктивный. Наблюдения филологов поверялись незамыленным глазом писателей. Свободные, временами пылкие построения литераторов охлаждались вежливым скепсисом профессиональных исследователей текстов.

Открывший конференцию главный редактор журнала «Знамя» Сергей Чупринин напомнил, что за минувшие полвека в России интерес к Гончарову вспыхивал по крайней мере дважды: в оттепельные годы, когда перемены заставили перечитать «Обыкновенную историю», и после выхода фильма Никиты Михалкова «Несколько дней из жизни Обломова» (1979). В последнее же время интерес к Гончарову тоже не зашкаливал – впрочем, режиссер Адольф Шапиро два года назад инсценировал «Обрыв» в МХТ (и в юбилейный день спектакль шел на сцене).

Выступления участников конференции, распавшиеся на филологические и эссеистические, вопреки ожиданиям не конфликтовали, скорее звучали дуэтом. Старейший ученый Юрий Манн говорил о влиянии философии на прозу Гончарова, петербургский исследователь Игорь Сухих указал на то, что Белинский, окрестив Гончарова «писателем-живописцем», определил направление его литературной судьбы и авторефлексии. Писатель Георгий Давыдов увидел в сборнике «Фрегат «Паллада» неожиданного эксцентричного Гончарова, писатель Анатолий Королев подхватил «путевую» тему, указав на две основные вехи русской эволюции – фрегат и диван. Автор знаменитой книги о «Войне и мире» – филолог Сергей Бочаров увлекательно рассказал о круге чтения героев «Обрыва», критик и литературовед Андрей Немзер описал литературный контекст, в котором появились два первых гончаровских романа. Преподаватель словесности Лев Соболев отозвался на сообщение Немзера замечанием о том, что, как ни любопытно смотреть на Гончарова из сегодняшнего дня, самое сложное и привлекательное – прочитать его так, как он воспринимался современниками. Соответственно – не лениться. Учителю внимали одиннадцатиклассники, его ученики, тоже присутствовавшие в зале. По их внимательным и серьезным лицам было ясно: вот-вот они энергично взойдут на фрегат и отправятся в плавание – на поиски аутентичного Гончарова.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать