Стиль жизни
Бесплатный
Для Пятницы|Ирина Осипова

Екатерина Великая: путь к престолу

Выставка в Историческом музее рассказывает о годах, сформировавших самую блистательную императрицу в истории России

Взгляд Исторического музея необычен: с просвещенного абсолютизма, войн, реформ и Пугачевского бунта фокус сместили на годы, сформировавшие самую блистательную императрицу в российской истории. Экспозиция рассказывает о происхождении Екатерины, о ее приезде в Россию и принятии православия, о свадьбе и семейной жизни, о дворе Елизаветы Петровны, о так называемом малом дворе и большой политике, о 186 днях правления императора Петра III. Сама Екатерина называла эти 18 лет – от приезда в Россию немецкой принцессы Софии Фредерики Августы Анхальт-Цербстской до коронации, состоявшейся 22 сентября 1762 года, – самыми тяжелыми в своей жизни.

На выставке «Екатерина II. Путь к трону. К 250-летию восшествия на престол» впервые будут показаны два портрета из собрания Исторического музея, реставрация которых завершена как раз к выставке – портрет Екатерины неизвестного автора и портрет Петра Федоровича кисти Пьетро Ротари. О том, как выглядела София Фредерика Августа еще невестой, в 14-летнем возрасте, можно судить по портрету художницы, работавшей при прусском дворе, Анны Розины Лисчевской. Из Петергофа приедут два портрета придворных Екатерины – Прасковьи Брюс и Анны Нарышкиной. Заказанные Петром III в числе 11 портретов обитателей «малого двора» для украшения летней резиденции четы в Ораниенбауме, они изображают ближайших подруг будущей императрицы. По портретам можно представить и участников переворота, например адмирала Ивана Талызина, склонившего офицеров Кронштадта принять присягу новой императрице.

Роль, которую Екатерина, быстро осваиваясь при дворе, играла в дворцовых интригах, раскрывают редчайшие документы, связанные с именами канцлера Бестужева-Рюмина, Иоганна Германна Лестока и маркиза де Шетарди.

В экспозиции много подлинных костюмов и бытовых предметов середины XVIII века. Например, мундир обер-офицера лейб-гвардии Семеновского полка Александра Федоровича Талызина, в котором Екатерина была в день переворота. Мундир попал в Исторический музей в 1950-е годы – советское правительство получило его из Польши в обмен на мундир Тадеуша Костюшко. Для раскрытия характера и увлечений Петра Федоровича и Екатерины Алексеевны представлены, с одной стороны, оружие, курительные трубки и штофы со стаканами, с другой – украшения с рубинами и бриллиантами, веера, кружева и любимые книги.

Не обошли вниманием и фаворитов Екатерины II. Здесь есть личные вещи Станислава Понятовского – шитая звезда ордена Белого орла и табакерка с его портретом в бытность его польским королем, а также письмо Екатерины ее сыну от Григория Орлова, Алексею Бобринскому. Не называя его сыном, она пишет ему в кадетский корпус о необходимости верного служения России и о том, что когда он вырастет, то узнает, что его мать была достойной женщиной и не могла поступить иначе.

Среди автографов исторических лиц интересны «Записки» Екатерины, а также одно из последних писем Петра, написанных уже после переворота. Он пишет Екатерине по-русски (хотя обычно они общались по-французски) и просит отправить его в Голштинию с фавориткой Елизаветой Воронцовой и другими приближенными, моля не оставить его без пропитания. Но один из самых трогательных экспонатов – ученическая тетрадь Софии Фредерики Августы, упражнения в каллиграфии на французском языке, которые выполняла принцесса за пару лет до того, как стала невестой российского наследника. Позже она подарила тетрадь одному из своих фаворитов Александру Ланскому.

«Екатерина II. Путь к трону. К 250-летию восшествия на престол», Исторический музей, Красная пл., 1, 3 июля – 30 сентября

www.shm.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать