Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов|Ольга Шакина
Статья опубликована в № 3134 от 02.07.2012 под заголовком: Лучше бы своим

Итоги Московского кинофестиваля: Зачем нам "Отбросы"

Символическим итогом 34-го Московского кинофестиваля приходится признать конфуз министра культуры на торжественной церемонии. Его обсуждают гораздо больше, чем распределение призов
С.Красильников / ИТАР-ТАСС

Все ленты новостей уже отрапортовали, как министр Мединский, выйдя вручать награду «Верю. Константин Станиславский» французской диве Катрин Денев, сперва отодвинул почетную гостью от микрофона, а потом забыл отдать ей статуэтку. Как будто этого мало, ведущий церемонии Игорь Верник поинтересовался у звезды, оставшейся на сцене представлять фильм Кристофа Оноре «Возлюбленные», согласилась бы она сняться в этой картине, если бы ей предложили. «Вообще-то я в ней снялась», – сказала Денев. Как утешают нас информационные агентства, Мединский и Верник даже вдвоем не сумели испортить ей настроение.

Именно эту историю выдавали вчера поисковые системы по запросу «ММКФ» в первую очередь. Дальше можно было узнать, кто получил призы, но это выглядело явно второстепенной информацией. «Золотого Георгия» за лучший фильм дали британской социальной драме «Отбросы» (режиссер Тиндж Кришнан). Сыгравший в этой картине Эдди Марсан получил награду за лучшую мужскую роль. Оба решения, вне сомнений, хороши для списка призеров ММКФ. Марсан не только идеально соответствует классическому понятию «хороший английский актер»; он артист еще и известный, причем практически всем категориям публики: активный телезритель знает его как Лестрейда из осовремененного «Шерлока Холмса», колесящий по фестивалям кинокритик – как любимого артиста большого режиссера Майка Ли, человек из мультиплекса с ведром попкорна – как второстепенного злодея из десятка голливудских хитов, от «Невыполнимой миссии» до «Банд Нью-Йорка». Коронованные же «Отбросы» сняты вполне в русле традиций левацкого английского кино: кислые реалии предместий, проблемный герой из низов, луч света в виде девицы, явившейся герою в темном царстве муниципальной квартиры. Британский соцреализм – мощный фестивальный бренд, и награждать такой фильм, к тому же недурно снятый, – хороший тон, демонстрирующий, что московский киносмотр не так сильно отстал от жизни, как кажется прогрессивной критике.

Но как президент кинофестиваля Никита Михалков год за годом шутит про золотую цепь председателя жюри, так пресса постоянно напоминает о тщете усилий конкурсантов. После каждой церемонии награждения приходится уныло нудеть, что ММКФ никак не влияет на судьбу картин-победителей, что на нем почти не видно зарубежных критиков и журналистов, а с точки зрения кинобизнеса Москва – полнейшая тмутаракань.

Поэтому давно понятно, что любому здешнему жюри лучше отбросить игры в беспристрастность и профессионализм и выбирать лауреатов исключительно из числа российских участников. От этого всем будет польза. Во-первых – фильмам: в отличие от зарубежных конкурсантов наши выходят в прокат, и фестивальная премьера, поддержанная призами, помогает раскрутке. Во-вторых – самому ММКФ: прокатный успех картины-победителя придает московскому конкурсу хоть какую-то осмысленность.

Так что призы 34-го ММКФ, конечно, следовало поровну распределить между «Ордой» Андрея Прошкина и «Последней сказкой Риты» Ренаты Литвиновой. Хорошо, что «Орду» не обделили: умелый Прошкин получил награду за режиссуру, а великолепная Роза Хайруллина – за лучшую женскую роль. Плохо, что задвинули Литвинову: Московскому фестивалю стоило бы ценить заполняемость залов, а премьера «Последней сказки Риты» по интересу не уступала громким внеконкурсным показам.

По числу параллельных программ ММКФ, кажется, установил рекорд: их было 22. Наверное, пора учредить специальные курсы для обучения зрителей фестивальной навигации. Иначе понять, что, где и зачем смотреть (кроме каннских хитов), крайне сложно. Интриги добавил официальный сайт ММКФ, который в середине фестиваля остроумно начал показывать прошлогоднее расписание, заодно напомнив, что тогда внеконкурсных программ было всего 10.

Словом, ММКФ растет и раздувается. Хотя, чтобы занять нормальное место в киномире, ему надо бы сузиться. А то не очень понятно, для кого он вообще устроен.

Явно не для киноманов, которые, конечно, ходят на ретроспективы (в этот раз – Эрнста Любича), но однозначно предпочли бы суетливой июньской беготне возможность круглый год смотреть классику на большом экране. Для этого не нужен ММКФ, а нужен Музей кино, уничтоженный в Москве много лет назад.

Вряд ли ММКФ – для «широкой публики», которой остается впасть в ступор у кассы с фестивальным расписанием, размышляя, за какого кота в мешке отдать 450 руб.

И точно не для профессионалов, которые посмотрят значимые российские фильмы года на «Кинотавре», мировые – на главных международных фестивалях, а для знакомства с режиссерами, только выходящими на звездную орбиту, поедут на менее помпезные, но содержательные смотры типа вологодского Voices (да и в Москве есть компактный и толковый осенний кинофестиваль «2-in-1»).

Но сужаться ММКФ, конечно, не собирается. Наоборот: нам обещают построить в Лужниках Дворец фестивалей. Не важно, удобно ли это публике. Зато будет еще больше места для престижа и надувания щек.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать