Стиль жизни
Бесплатный
Анна Галайда
Статья опубликована в № 3134 от 02.07.2012 под заголовком: В рифму с Дягилевым

wwb@llet.ru: Большой театр обзавелся балетным фестивалем

Под занавес сезона московские балетоманы получили событие. За претенциозным названием wwb@llet.ru не потерялся маленький фестиваль, начиненный хореографией на любой вкус
Елена Фетисова / Большой театр

Первыми гостями фестиваля wwb@llet.ru стали Балет Сан-Франциско и Балет Монте-Карло – компании разных направлений, но объединенные интересом к актуальной хореографии, а также – корнями, уходящими к русскому балету и Сергею Дягилеву. Американская труппа показала окрошку фрагментов своего репертуара, тогда как европейцы станцевали «Дафниса и Хлою» Равеля, ровно 100 лет назад написанных для Дягилева. Хореограф Жан-Кристоф Майо – один из последних волшебников балета, кто умеет превращать танцевальные комбинации в подлинный театр. Ему необходимо широкое дыхание полнометражного спектакля, а «Дафнис и Хлоя» идут в одном отделении. Но метафоричность, лаконичность, умение самым простым движением обозначить целую гамму чувств не изменили Майо и здесь.

На фестивале прошли и две премьеры Большого, они тоже провоцировали исторические параллели и перпендикуляры.

Финн Йорма Эло, учившийся в Вагановском училище, по заказу Большого театра поставил балет Dream of Dream: в нем на густом классическом наваре нашлось место и неожиданным комбинациям с разнообразными верхними и нижними поддержками, и намекам на среднерусские пейзажи. А главную героиню в исполнении Екатерины Шипулиной так и хочется приписать к амазонкам авангарда – так истово и отчаянно она ищет свое место в мире, который ее отторгает. Но соединить механистичные рубленые движения ведущей солистки с музыкой Второго концерта Рахманинова не удается.

«Классическую симфонию» (на музыку молодого Прокофьева, написанную в те годы, когда композитора активно обхаживал Дягилев) два года назад Юрий Посохов поставил в Балете Сан-Франциско. Теперь спектакль пришелся впору не столько труппе Большого (компания молодых солистов здесь порой прискорбно неточна), сколько его публике. Плоские горчичные пачки балерин отсылают и к той «Классической симфонии» Леонида Лавровского, в которой в школьные годы танцевал сам Посохов, и к Форсайту с его «Упоением точностью», с которым Посохов когда-то познакомил Москву. В конце 1990-х в исполнении Балета Сан-Франциско тот спектакль стал воплощением мечты о современном балете – академичном и раскрепощенном одновременно. «Классическая симфония» – идеальный портрет американской труппы, какой она была тогда. И сегодня резидент-хореограф Балета Сан-Франциско подарил этот портрет Москве.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать