Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Кабанова
Статья опубликована в № 3135 от 03.07.2012 под заголовком: Навсегда временно

"Шапито Moscow" : Город новых и временных москвичей в фотографиях Сергея Браткова

«Шапито Moscow» фотографа Сергея Браткова – торжественная демонстрация мусорной жизни большого города, его идиотической саморазрушительной силы. Выставка получилась яркая и смешная, не обличительная
Сергей Братков. Из серии "Шапито Moscow"

В огромном свежекрашеном белом зале со стертым уродливым полом – бывшем цехе кондитерской фабрики «Красный Октябрь», будущей одноименной галерее компании «Гута-девелопмент» – развешаны яркие монументальные распечатки снимков Сергея Браткова, фотографа, хорошо известного нашему и зарубежному арт-миру.

Издали крупные красочные фотокартины кажутся торжественными, но чуть присмотришься – и понимаешь, что они дважды абсурдны. Каждая составлена из двух кадров, запечатлевших привычный мусорный московский мир – вещевых рынков, аляпистой рекламы, дурацких плакатов, тупых мужиков в форме, омоновских рядов и похабных (эстетически) памятников.

Иногда соединение двух сюжетов как-то со смыслом рифмуется, или оно грубо комично, но часто непонятно, как и зачем соединены изображения, наделенные достаточным для автономного существования зарядом витальной тупости.

Дурная, неуправляемая, неподвластная разуму, пугающая людская энергия – давняя тема Браткова. Самая известная его серия – многочисленные снимки праздника десантников, дня пьяной молодежи в тельняшках. Особенно остро она смотрится на европейских выставках, демонстрируя русское ухарство, веселую необузданность, готовую обернуться чем угодно – мирным храпом у фонтана, например. Такие финалы и умиляют европейского зрителя, но мы все других боимся.

Давно состоявшийся фотограф Сергей Братков пытается идти дальше фиксации действительности, которая в его камере неизменно отражается во всей своей абсурдной силе, старается развиваться художественно. На этот раз он написал к выставке небольшой, но литературный текст о ежедневном цирке московской повседневности, который кажется временным, но никогда не кончается, и даже задался смелым вопросом, не пора ли менять директора этого шапито. Сочинил и прочел ироническую колыбельную во славу денег. Поставил в туалетах фигурки кошек и собачек и наладил там трансляцию московских историй про любимых животных.

Дополнения эти необязательны, фотографии Браткова больше, чем все его рассуждения и фантазии с инсталляциями, рассказывают о растерянном человеке, рабе непонятной ему жизни и своей собственной природы. Братков – фотограф не социальный и философ не на словах, в его работах нет никакого обличительного пафоса, только экзистенциальная тоска, констатация несовершенства человеческой природы и скрытое, но сострадание к нелепым жителям большого города, живущим, как получается, и засоряющим собой пространство города, давно потерявшего величие, красоту и достоинство, а может, никогда и не имевшего их.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать