Стиль жизни
Бесплатный
Антон Долин

«Темный рыцарь: возрождение легенды»: новый фильм про Бэтмена

Самая сложная и впечатляющая лента Кристофера Нолана о герое в плаще

В Бэтмене Кристиана Бэйла сочетается несочетаемое: хрупкость и сила, самолюбование и растерянность

Третья часть трилогии – всегда повышенная ответственность. Кристофер Нолан оправдал доверие: «Темный рыцарь: возрождение легенды» – самый сложный и впечатляющий из его фильмов о герое в плаще. Действие переносит нас на восемь лет вперед после драматической гибели сошедшего с ума Харви Дента и исчезновения Бэтмена, принявшего на себя его грехи. Город Готэм очищен от преступности, и миллиардер Брюс Уэйн забыл дорогу в пещеру, где хранится его черный костюм. Он живет затворником, оплакивая гибель возлюбленной, пока возглавляемая им корпорация медленно, но верно идет к окончательному разорению. Но равновесие в обществе потребления нестабильно, как атомное ядро, и процесс распада начнется очень скоро. Похитив (в первых же, умопомрачительно эффектных, кадрах) российского физика, террорист-наемник Бэйн готовится захватить Готэм и передать власть от коррумпированных политиков и слабой полиции самому народу – голодному, злому, ненавидящему власть имущих. Ученый необходим накачанному злодею, скрывающему лицо за маской, для шантажа целого мира: если кто-то вмешается в готэмскую революцию, многомиллионный город взлетит на воздух. А значит, пора Уэйну вспомнить о своем втором «я» и воскресить Бэтмена.

«Темный рыцарь» был фильмом о сути террора, а также о вертикали власти, которой закон не писан. «Возрождение легенды» идет дальше. Это картина о конце капитализма, о глобальной социальной катастрофе, первой жертвой которой неизбежно станет сам Бэтмен: хотя бы потому, что его всемогущество – прямое следствие финансового благосостояния. Бэйн, как непобедимый зверь Апокалипсиса, пришел, чтобы прижечь язвы общества каленым железом. Ему не нужны ни власть, ни деньги, ни даже насаждаемая Джокером анархия. Он ищет справедливости – а ее можно достичь лишь посредством Страшного суда, управлять которым поставлен спятивший психиатр (маленькая, но яркая роль Киллиана Мерфи).

В почти трехчасовом котле варятся несовместимые ингредиенты: романтическая воровка (Энн Хэтэуэй) и бизнес-леди (Марион Котияр), молодой полицейский-идеалист (Джозеф Гордон-Левитт) и мифический злодей Рас Аль’Гул (Лиам Нисон) плюс трое ангелов-хранителей Бэтмена – комиссар Гордон (Гэри Олдман), технический гений Фокс (Морган Фримен) и дворецкий Альфред (Майкл Кейн, по-прежнему самый человечный и трогательный из героев эпоса). Актеры разных профилей, амплуа и стилей, над которыми распростер свои темные крылья Кристиан Бэйл – один из лучших артистов своего поколения, сочетающий несочетаемое даже в рамках одной роли: хрупкость и силу, ницшеанское самообладание и растерянность.

На таких же контрастах работает сам Нолан. Его фильмы – и больше, и меньше чем кино: он пренебрегает конвенциями (вплоть до того, что снимает на пленку, а не «цифру» и отрицает 3D) и законами жанров, но не боится серьезного высказывания даже в супергеройском кинокомиксе. Скрывает лица тончайших актеров за костюмами и масками, искажая до неузнаваемости их голоса, – а потом выводит на экран многотысячную массовку, давая каждому свой голос, лицо, душу. Плюет на логику сюжета, сплющивая экранное время или растягивая по желанию: только что на дворе было светло, а в следующем кадре наступила ночь, лето сменилось снежной зимой в мгновение ока, – но когда на бомбе начал тикать таймер, обещанные десять минут превратились в добрые двадцать. Вдруг выходит на обобщения, от которых кружится голова. Отказывается от внятной психологии, предпочитая ей социологию и рисуя панораму общества в канун пугающих изменений, что особенно актуально для России.

По поводу самого ожидаемого фильма сезона законен лишь один вопрос: оправдались ли ожидания? Безусловно да, хотя недоброжелателей у Нолана хватает. Их раздражает и повышенная серьезность режиссера, и его амбиции, и небывалый коммерческий успех человека, который до фильмов про Бэтмена был прописан на Роттердамском фестивале. Им не хватает иронии и аттракционов, для них грозные симфонии Ханса Циммера за кадром – монотонный шум, заставляющий заткнуть уши. Но есть и те, в ком ритм этих боевых барабанов разбудит предчувствие самого страшного, чего может бояться современный человек – будь то революция, война или конец света.

С 26 июля в кинотеатрах города

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more