Стиль жизни
Бесплатный
Для Пятницы|Николай Малинин

В московских парках открываются летние павильоны

Ротонды, бельведеры и беседки появляются в «Музеоне», саду имени Баумана и других парках
Snapushka

Вопреки пословице про сани летом и телегу зимой (и в соответствии с порядком согласования временных сооружений) Москва с конца мая бросилась в «летнюю» архитектуру. «Никто не инвестирует в общественные пространства, потому что это невыгодно. А летний павильон – отличный шанс, как раз бюджетная история», – говорит Игорь Чиркин, архитектор павильона «Школа», открывшегося в парке «Музеон». Ротонда из досок и поликарбоната тут же стала центром архитектурной жизни (под флагом новой архшколы МАРШ). Рядом, у входа в ЦДХ возник «Периптер» – выставка современной деревянной архитектуры в деревянной же колоннаде. Затем в Парке культуры появилась беседка Александра Бродского – изысканный бельведер эпохи лоу-тека: суровый брус по периметру и полупрозрачный эллипс крыши. Затем – выставочный зал переехавшего в парк Центра современной культуры «Гараж»: обтянутый белой сеткой, невесомый, как макет. «Наш павильон – это своего рода оммаж «Шестиграннику» Ивана Жолтовского, находящемуся неподалеку. Те же шесть кубов, обтянутых «второй кожей» – строительной сеткой», – рассказывает Артем Стаборовский, архитектор выставочного зала «Гаража» в парке культуры.

Самые последние павильонные проекты связаны с книгами: в Саду им. Баумана открылась летняя читальня, в «Музеоне» будет книжный павильон с обитаемой крышей и стихами, пропиленными лазером по фанере, а сразу в нескольких парках появятся «Гоголь-модули» – полупрозрачные перголы для букинистов. Наконец, все с нетерпением ожидают, что в Москве построится настоящая мировая звезда – японец Шигеру Бан. Не стеклянный небоскреб от Фостера или Захи Хадид, а скромный выставочный зал с колоннами из картона. Нынешние павильоны отчетливо тяготеют к классике: периптер, ротонда, беседка. Впрочем, в отличие от каменных подделок под классику, усеявших Москву при Лужкове, эти объекты лишены пафоса и амбициозности. Вечная классика в невечном материале – куда уж ироничнее.

Примыкают (во всех смыслах) к этим затеям деревянные набережные, которыми бюро Wowhaus планирует связать вышеупомянутые очаги летней активности, пустив их чуть ниже уровня набережных существующих. «Параллельный тротуар» над водой создаст не просто прогулочную зону со всевозможными кафе, киосками, но и необходимую альтернативу для пешеходов. Это редкая в наших краях инициатива снизу, которая ждет как городского согласования, так и спонсорских вливаний. Но это не мешает проекту участвовать в World Architecture Festival, который пройдет осенью в Сингапуре.

Сказать в связи этим, что наша архитектура выходит на мировой уровень, было бы, конечно, преувеличением, но то, что мы наконец в тренде – факт. О чем тренд? Во-первых, это создание общественных пространств – архитектурно осмысленных и функционально насыщенных. «Временные павильоны – возможность быстрой реакции на запрос общества. Это запрос на изменения в городе, в социальном пространстве. У людей созрело желание ходить в публичные места. И не только в кафе – в парки. Люди хотят пользоваться городом», – говорит Игорь Чиркин, архитектор павильона «Школа». Во-вторых, гуманизация «каменных джунглей» теплым человечным материалом – деревом. В-третьих, в сложившиеся центры исторических городов сложно привнести ощущение современности. А временная архитектура – отличный путь ничего не портить и при этом обновлять привычное. Временность позволяет ей быть острой и радикальной и практически смыкаться с современным искусством, отсутствие которого в пространстве наших городов ощущается как жгучая провинциальность.

Но это еще и тот редкий случай, когда заморская мода не кажется пошло заемной, когда архитектура удивительно точно легла на запросы времени. Летний павильонный бум с запозданием отразил зимние митинговые настроения, когда в кои-то веки хочется быть вместе и сообща что-то делать. И эти скромные павильоны вполне адекватны этой «дворовой урбанистике», этому буму «малых дел». Как справедливо заметил Башлачев: «Если нам не отлили колокол, значит, здесь время колокольчиков». В нашем случае – павильончиков.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать