Стиль жизни
Бесплатный
Алексей Яблоков

Московский зоопарк ждет модернизация

Спецкор «Пятницы» выяснил, какие перемены произойдут в «живом музее»
М.Робка

Люди должны видеть в зоопарке не аттракцион и не «перевалочный пункт», где можно пересидеть от поезда до поезда, а обучающий центр для детей и взрослых

Московский зоопарк ожидают перемены. 837 сотрудников и 7755 особей готовятся к модернизации, которая начнется уже этой осенью. Инициировал процесс Департамент культуры г. Москвы, в чьих списках зоопарк почему-то значится в графе «музеи». Возможно, это представление сохранилось с 1864 года, когда зоосад, открытый Русским императорским обществом акклиматизации животных и растений, еще назывался «Живым музеем на открытом воздухе». Так или иначе, департамент культуры решил вмешаться в жизнь зоопарка. Уже создана рабочая группа, которая должна к осени сформулировать техзадание для новой концепции.

Руководитель департамента Сергей Капков объяснил мне, что изменения вызваны здравым смыслом и логикой жизни. Сейчас зоопарк ежегодно посещают от 9 до 12 млн человек. Все эти люди должны видеть в зоопарке не аттракцион и не «перевалочный пункт», где можно пересидеть от поезда до поезда, а обучающий центр для детей и взрослых.

– Наша цель – облагородить зоопарк, разобраться с хаотичной торговлей и аттракционами, – рассказал Капков. – Необходимо переделать всю навигацию: c этим нам уже помогают «РИА Новости» и их арт-директор Илья Рудерман. Мы также хотим внедрить интерактивную часть: повсюду должны быть QR-коды, сенсорные экраны с информацией на всех клетках.

Есть и другие насущные вопросы. Например, зоопарк лишен возможности гастролировать. Пекинский зоопарк может это себе позволить, а наш почему-то нет. Не хватает нашему зоопарку и веб-камер, чтобы наблюдать за животными через интернет. Потом: в зимнее время посетители идут неохотно, значит, для них нужно придумывать специальную зимнюю экспозицию, устраивать игры и развлечения на снегу, строить горки и т.п. А вот парковку для посетителей строить не будут – это уже сфера Комитета по архитектуре и градостроительству Москвы.

Поговорив с руководителем департамента, я отправился в будущий центр для детей и взрослых. Купил билет за двести рублей почти без очереди. Возле турникета симпатичная пожилая женщина отрывала корешки и кричала:

– Чего стоите-то? Проходите!

Капков, кстати, рассказывал, что модернизация затронет и кадровый вопрос. В зоопарке работают 837 человек, и если с научной, как он выразился, частью штата все в порядке, то в сервисной необходима реформа. Я не уверен, что она так уж необходима – услышав бодрящий окрик, москвичи и гости столицы, как ошпаренные, влетали в узкую крутящуюся дверь и выпадали с другой стороны, не теряя первоначальной скорости и не создавая давки на входе. С другой стороны, Капков обещал «разобраться со входами» – в зоопарке их несколько, а работает почему-то только один.

На берегу Большого пруда шла бойкая торговля хот-догами и резиновыми птеродактилями. Я малодушно съел сосиску, хотя понимал, что поощряю хаотичную торговлю. По данным, приведенным на сайте зоопарка, учреждение зарабатывает на торговле и рекламной продукции больше 18 млн рублей в год. Однако понять, как именно распределяются эти доходы, затруднительно: торговлей занимается не сам зоопарк, а управляющая компания. Вопрос с палатками будет решен до осени. «В любом случае, – говорил Капков, – все эти палатки должны быть выдержаны в едином стиле, включая и кафе».

Звери, к счастью, оказались выдержаны в разных стилях. Капибары спали, жираф чесался о здание бывшей администрации (осенью там откроется музей истории зоопарка). Белый медведь выжидательно смотрел на кондиционер, вмонтированный в скалу. На экспозиции «Осетры России» школьники украдкой засовывали руки в бассейн к осетрам, а служительница устало их отгоняла. Вообще вопрос безопасности животных и посетителей стоит в зоопарке остро. Не знаю, на что рассчитывает департамент культуры, по-моему, никакими QR-кодами не отучишь многодетную мать ставить отпрысков на край парапета, поближе к гималайскому медведю. Я видел, как люди уходили от вольера, хватаясь за сердце.

Возле таблички «Калифорнийский морской лев» народ напряженно вглядывался в толстое мутное стекло, за которым что-то ворочалось. Я тоже посмотрел, но увидел только разводы. Вспомнил по случаю афоризм Капкова: «Зоопарк соответствует международным нормам, просто убираться надо нормально». Кстати, руководитель департамента культуры не исключил, что уборка территории может быть передана на аутсорсинг.

Наконец добрался до величественного здания дирекции. Меня принял первый заместитель гендиректора зоопарка по научным вопросам Сергей Попов. Кабинет у него скромный, небольшой, с двумя столами и приятными кожаными креслами. В груде бумаг я заметил заявление: «Просьба выделить средства на приобретение неродственной пары бородатых неясытей из расчета 20 000 р. за штуку. Примечание: заявление повторное, предыдущее было утеряно в бухгалтерии». После такого было как-то даже неловко задавать Попову вопросы, тем более вид у первого заместителя был безрадостный. Но я все-таки спросил: как ему инициатива департамента культуры? Он пожал плечами.

– У них есть желание улучшить образ восприятия зоопарка туристами, – сказал Попов. – Повысить уровень услуг и улучшить внешний вид. Но между прочим, существует проект благоустройства Московского зоопарка. Его заказало правительство Москвы, и вот уже четыре месяца проект находится на государственной экспертизе. Еще до вмешательства департамента зоопарк имел намерение сократить количество торговых точек с 49 до 15. Этот план был подан в министерство, но для его реализации нужна подпись – не знаю, кого.

По поводу модернизации заместитель директора выразился вполне определенно. Хорошо бы, сказал он, при ее разработке иметь в виду не только рекреационную деятельность зоопарка, но и зоологическую, и природоохранную.

В 2014 году зоопарк будет отмечать 150-летие. В этой связи рабочей группе при департаменте культуры, куда входит и сам Попов, поставлена задача – запланировать юбилейные мероприятия. Это также вызывает у заместителя директора удивление: проект юбилея, составленный сотрудниками зоопарка, уже был подан в департамент, но его до сих пор не утвердили.

– Там был заявлен и ремонт, – пояснил Попов. – Если еще полгода протянуть с заменой коммуникаций, работы придутся как раз на юбилейные торжества, вся территория окажется перекопана. А значит, никакого праздника не будет.

Зоопарк старается решать рабочие вопросы быстрее, чем рабочая группа, признался Попов. Она собирается раз в месяц, и пока было только одно заседание.

– В группе два сотрудника зоопарка, есть и биологи, но в основном это представители креативной общественности. Они работают с людьми, не с животными, – пояснил замдиректора. – Все довольно мало знают о работе зоопарка. На первой встрече я делал доклад – какие задачи решает зоопарк. Говорил, что нель­зя ломать фундамент, на котором мы стоим. Например, объяснял: что бы мы ни затевали (прокладку труб, установку новейшего оборудования, даже самого дорогого), мы не можем при этом позволить, чтобы закрывалась кормокухня. Даже на неделю. Просто физически этого допускать нельзя.

Напоследок я спросил у замдиректора про зоопитомник. При зоопарке уже 20 лет существует огромный питомник под Волоколамском площадью 189 га – в девять раз больше, чем сам зоопарк. Капков рассказывал, что хотел бы открыть его для народа, потому что там, во-первых, совершенно другой масштаб, а во-вторых, Новорижское шоссе – премиальное направ­ление.

Попов возразил, что хоть и премиальное, но питомник вообще-то создан для формирования пар и размножения, а толпы людей будут волновать животных. Впрочем, если посетители будут приезжать не массово, а по записи и передвигаться, скажем, на электрокарах, то тогда можно.

– Там своя проблема, – добавил он, – нужно, чтобы людям было где поесть и где сходить в туалет. Четыре года назад там построили здание, но нам его до сих пор не могут передать, это связано с земельными вопросами. Как только передадут, мы сможем все сделать очень быстро.

На прощание Попов подарил мне замечательную книгу под названием «Ежегодный отчет о деятельности зоопарка-2011». Там было сказано, что на территории зоопарка действуют 119 городских и 330 местных телефонных номеров. Очевидно, у каждого вольера или, вернее, каждой действующей экспозиции есть свой телефон. Хорошо бы рабочая группа включила в техзадание выпуск телефонной книги.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать