Статья опубликована в № 3167 от 16.08.2012 под заголовком: Желудь меняет железо

«Последняя выставка» Анны Желудь: Художница меняет выставленные инсталляции на строительные материалы

«Последней выставкой» в Gridchinhalle художник Анна Желудь не завершает карьеру, но предлагает новые отношения художника и покупателя
Гридчинхолл

Перед точно, грамотно, экономно и элегантно устроенным выставочным залом в деревне Дмитровское на Ильинском шоссе высится эффектная куча кружевного ржавого железа. Внутри – поставленный дыбом, изображающий сам себя паркет, контурные, гнутые из железных прутьев стеллажи, папки, автомобиль «Хаммер», красные туфельки, растекающаяся по залу огромная синяя пружина. По стенам – живописные изображения битого метрошного кафеля, под потолком фантастической красоты железные конструкции «Коммуникации» – их Желудь показывала в главном проекте Венецианской биеннале.

Другие работы сделаны были для разных выставок: в «Гараже», в музее итальянской Болоньи, небольшой вологодской галерее, несостоявшейся – в античных залах Государственного Эрмитажа, контрабандной (хоть и легализованной в процессе) – проникнувшей под видом разрисованных крышек на ящиках, в которых транспортировали произведения совсем другого художника, – в Русском музее.

Формулы вещей, идеальные образы мебели, одежды, металлоконструкций за вычетом всего лишнего Желудь демонстрирует просто, технологично, неэмоционально. Не вписывающаяся и не желающая вписываться ни в «сложившиеся обстоятельства», ни в призрачные реалии отечественного художественного рынка, который то ли есть, то ли нет, она то ставит лабораторный опыт по внедрению актуального искусства в масс-маркет ярмарки «Арт-Манеж» – не жалея денег, выкупает пространство, на котором собирается не торговать, а демонстрировать среди живописи, графики свое железо, то публично раздает картины.

Исследуя границы искусства, она работает с образующимся почти естественным образом металлическим мусором, который надо всего лишь отсортировать и очистить. Оставшийся после эстетических и физических чисток абсолютный минимум оказывается легок, прекрасен, воздушен, хотя и требует много места.

Об этом – месте для хранения, а совсем не судьбе автора – призывает задуматься эсхатологическое название выставки. Одна из самых перспективных художниц нового поколения не собирается расставаться с профессией, а вот судьбы ее произведений кажутся неопределенными: объемные инсталляции сложно хранить, коллекционеры ими интересуются мало.

Во всяком случае так казалось до вернисажа, на котором произведения разлетались так, будто никто и не слышал о печальной судьбе художественного рынка. При том что в отличие от предыдущей выставки «Отдам в хорошие руки», на которой Анна Желудь расставалась с живописью и графикой, инсталляции предлагались не безвозмездно, а в обмен на килограммы краски, мешки цемента, железки, автомобильные перевозки, дрова – или их денежный эквивалент.

Натуральный обмен – груда железа на другую груду железа – предполагал честную компенсацию: за вычетом самого художественного труда, который не учитывается в бурных рассуждениях о судьбе художественного рынка – действительно, зачем творцу деньги. А вот материалы нужны: торжественно закрыв галерею, которую держала в собственной квартире в спальном районе Петербурга, Желудь собирается теперь показывать работы – свои и коллег – в деревне, неподалеку от Гжели. Не надеясь на галеристов и хозяев чудесных залов, ковать выставочную политику своими руками.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать