Статья опубликована в № 3167 от 16.08.2012 под заголовком: Женщина-врач

Фильм «Барбара»: Любовная история от сурового реалиста

Обладатель приза за режиссуру последнего берлинского фестиваля «Барбара» – тягучая мелодрама о том, как гражданка ГДР хочет сбежать в ФРГ, но вовремя влюбляется
outnow.ch

Унемецкого массового кино три предмета рефлексии: фашизм, неистовства «красных бригад» и постройка, а затем падение Берлинской стены. К ним бесконечно обращаются режиссеры всякого рода и качества исторических драм – настоящему же автору, принято считать, экскурсы в прошлое ни к чему. Именно это манифестировала в начале нулевых так называемая берлинская школа: ее режиссеры сосредоточились на жизни современных городских жителей, о которой, блекловатой и грустной, рассказывали благородно скупым языком. Одиночество в толпе, тотальное непонимание друг друга, трудности коммуникации в эпоху, когда практически не существует границ, – вот что стало основной темой этих сдержанных немногословных драм, снятых недрогнувшей камерой и всегда укорененных в сегодня. И когда основатель этой новой немецкой волны Кристиан Петцольд, не изменяя фирменным приемам, привычному языку, делает кино о том, как жили в ГДР в восьмидесятые, это воспринимается примерно так же, как фильм Годара, скажем, о Наполеоне, снятый и смонтированный в духе «Последнего дыхания».

1980 год. Барбара, блестящий хирург из Берлина, сослана служить в поликлинику в восточногерманской глухомани – после того, как ее заподозрили в попытке сбежать на Запад. В сопровождении личного штази изящно одетая, молчаливая, не расстающаяся с папироской «Мальборо» (где достала?) женщина прибывает черт знает куда, чтобы и там остаться верной профессиональному долгу – давать компетентные ответы на неразрешимые вопросы, чутко разговаривать с пациентами, на которых коллеги только орут, пытаться достучаться до сознания обладателей черепно-мозговых травм и спасать юных детдомовок, заразившихся энцефалитным клещом на тяжелых исправительных работах.

Одиночка на фоне толпы, потеря человеческих связей под давлением социума, отчуждение и следующий за ним экзистенциальный страх – сюжет «Барбары» в целом соответствует настрою берлинской школы, наследующей самым мрачным максимам экзистенциализма. Кажется, Петцольд намерен использовать небезызвестную стену как метафору тотального отчуждения, границы опостылевшей реальности, из которой хочется сбежать – но нет, он просто рассказывает сказку о спящей красавице, соответствующую скорее заветам немецких романтиков, нежели немецких экзистенциалистов. Хладнокровная Барбара и правда готовится к побегу – но препятствием на ее пути становится симпатичный коллега, олицетворение тех плюсов земного существования, ради которых следует остаться на земле, чтобы еще немного пожить. Усталый доктор с добрыми глазами или холеный бойфренд из ФРГ, напоминающий гуманного робота, – кого выберет чудо-женщина, в которой на глазах просыпается человеческое? Эта нехитрая интрига и становится единственным двигателем сюжета «Барбары», временами, когда герои начинают обмениваться кокетливыми шутками, напоминающей романтическую комедию, что рассказана больным, страдающим синдромом Аспергера.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать