Стиль жизни
Бесплатный
Анна Арутюнова

«Портрет/пейзаж: границы жанра»: одно из лучших провинциальных французских собраний покажут в Москве

С 24 августа можно будет посмотреть около полусотни работ из коллекции Музея изобразительных искусств Нанта

В Москве сразу на двух площадках покажут вещи из Музея изобразительных искусств Нанта – он был основан в наполеоновские времена и стал одним из провинциальных французских музеев, по которым были распределены изъятые у врагов Республики богатства. Тогда в Нанте оказались 43 полотна из Лувра, а со временем собрание пополнилось работами едва ли не всех ключевых фигур истории искусства. Так что сегодня в нем есть и картины художников раннего Ренессанса, и чувственные барочные холсты Питера Пауля Рубенса, и полотна лидера романтизма Эжена Делакруа, и работы модернистов и современных художников.

К нам привезут около полусотни работ, выполненных в двух, несомненно, самых популярных жанрах всех времен. Отринув всякий контекст и превратив жанр в тему экспозиции, кураторы объединяют самых разных художников и показывают, какие любопытные видоизменения за несколько столетий претерпели портрет и пейзаж.

Пятно вместо носа

Портрет Шарля-Этьена де Буржевена де Вьялара, графа де Сен-Мориса, написанный Жан-Батистом Грезом во второй половине XVIII века, – это портрет в его классическом понимании. Мальчик в атласном костюме с оборками, преисполненный чувства собственного достоинства, сидит за столом над раскрытой книгой и смотрит на художника вполоборота, как будто тот оторвал его от важных занятий. Несмотря на то что портрет явно удавался Грезу лучше всего (к слову, его самая знаменитая картина «Гитарист» также находится в музее Нанта), он всю жизнь мечтал из жанрового живописца сделаться живописцем историческим – ведь именно историческая живопись считалась главной в иерархии Французской академии.

В жизнерадостных работах Джона Балдессари, классика американского концептуализма, у портретируемых подчас пропадают разные части лица и тела – то нос, то глаз, то рука оказываются заменены пятном яркой краски. Иногда эта краска превращается в недостающий элемент, который делает запечатленную ситуацию комичной, как, например, на фотографии 1991 года «Четыре обрызганных мужчины (с роботом и фламинго)». Обычные жесты и действия (поворот головы, смех, глоток воды) выглядят смешно, поскольку ничего не подозревавшие портретируемые в результате оказываются заляпаны краской с ног до головы.

Как критическое оружие использовал портрет Марсьяль Рейс, развенчивавший идеалы общества потребления. Активно задействуя пластик, плексиглас, зеркала, фотографии, неоновые лампочки – словом, все, что делало бы из произведения искусства яркий и привлекательный товар, – он больше не нуждался и в жанровых границах. Так, его объект «Оазис» 1964 года – это одновременно портрет (ведь в нем угадываются черты лиц знаменитых актрис), пейзаж (лица как будто задрапированы пластиковой зеленью и цветами), скульптура, реди-мейд и в некотором смысле манифест жанровой размытости, под знаком которой искусство развивается и по сей день.

Вперед к загогулине

В пейзажном разделе выставки классика также соседствует с современностью, жанровая серьезность – с постмодернистским издевательством. Здесь можно увидеть пейзаж Жан-Жака де Буасье (конец XVIII – начало XIX века), написанный по всем правилам, – то ли путники, то ли крестьяне из ближайшей деревни на лошадях и ослах остановились у воды; маленькие фигурки изображены на фоне величественной природы и живописных развалин. Как раз такие пейзажи, противопоставляющие повседневную маленькую жизнь явлениям намного более возвышенным и важным, превозносил Дидро в своих «Салонах». Неслучайно Буасье (которого иногда называли французским Рембрандтом) сделал несколько иллюстраций для «Энциклопедии» Дидро.

Огромный, почти два на три метра, Spunkland из 12 частей Гилберта и Джорджа – в некотором смысле тоже про слабость и отважность человека перед лицом новых приключений (в том числе и сексуальных, если взять в расчет многозначность слова spunk, которое, кроме «храбрости» и «мужества», означает еще и «сперму»). На этой работе 1997 года обнаженные художники, стоя спиной к зрителю и опасливо на него оборачиваясь, держатся за руки и как будто не решаются сделать шаг в сторону буйного черно-белого пейзажа из странных загогулин, напоминающих сперматозоиды.

24 августа – 21 октября, Государственный центр современного искусства (часть I – «Портрет»), ул. Зоологическая, 13, стр. 2; Московский музей современного искусства (часть II – «Пейзаж»), ул. Петровка, 25, ncca.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать