Стиль жизни
Бесплатный
Мария Божович

В России ожидается всплеск агротуризма

Бизнес в глубинке становится все более привлекательным для инвесторов
Ю.Белинский BNFH-NCC

«На земле всегда то вымокло, то высохло, а за счет туризма удается хоть как-то сглаживать риски. Не вырос картофель, так хоть турист приедет»

Ситуация, сложившаяся в россий­ском агротуризме, не может не радовать инвесторов и всех желающих перевести свой бизнес в глухую деревню. В начале лета в Алтайском крае состоялся Первый Международный форум «Сельский туризм в России», который посетили семь тысяч человек. Во время деловой части замдиректора департамента сельского развития и социальной политики Минсельхоза России Наталья Елисеева сделала доклад, из которого следует, что количество кредитов, которые предоставляет Россельхозбанк на развитие сельского туризма, растет год от года. В 2008 году их было выдано всего пять на сумму 1 млн 350 тыс. рублей, в 2009 году – 18 кредитов на сумму более 4 млн рублей, а в 2010-м – уже 265 на сумму более 35 млн рублей.

Председатель Ассоциации содействия развитию агротуризма Тарас Астахов, в свою очередь, заявил о необходимости создания закона об агротуризме. «Агротуризм в России – это гораздо больше, чем просто вид отдыха на селе, – сказал он. – Это, пожалуй, единственный и самый мягкий, но вместе с тем эффективный способ создания условий для отдыха и возрождения самого села. Целесообразно ввести в общероссийский классификатор деятельности сельский туризм как вид экономической деятельности. Эта деятельность будет включать прием и размещение гостей, изготовление сувениров, разведение животных и птиц, проведение экскурсий».

В ходе форума были также озвучены и некоторые оптимистические цифры по сельским усадьбам, которые уже сейчас принимают туристов. В Иркутской области их 210, в Калужской – 115, в Алтайском крае – 110, в Воронежской области – 100 и в Пермском крае – 93.

Московская область, как мы видим, не входит в пятерку лидеров, однако стремится поправить положение. В документе под названием «Информация о развитии агротуризма на базе крестьянских (фермерских) хозяйств», приведенном на сайте Министерства сельского хозяйства и продовольствия Московской области, даже упомянуты основные географические направления, где развивается сельский туризм. Это и «туры с проживанием и питанием туристов в деревенском доме» в Сергиево-Посадском районе, и «спортивно-оздоровительные маршруты» (верховая езда, пешие прогулки) в Дмитровском, и «этнические туры, позволяющие познакомиться с жизнью и традициями населения Подмосковья» в Орехово-Зуевском.

Откуда молоко течет?

Пока правительство Московской области формулирует требования к потенциальным инвесторам, Владимир Фролов, глава крестьянского фермерского хозяйства «Машенька» в Сергиево-Посадском районе, заготавливает сено. Фролов называет себя «представителем малоземельного хозяйства» и говорит, что таким, как он, особенно трудно стало после 2007 года, когда на смену прямым поставкам сельскохозяйственной продукции пришли тендеры. «Нас разом выбросили за борт. На рынке стоять и торговать времени нет, а в магазины не сунешься – все схвачено, – сетует Фролов. – При этом риски по-прежнему велики, на земле ведь всегда то вымокло, то высохло. А за счет туризма получается эти риски хоть как-то сглаживать. В общем, если картофель не вырос, так хоть турист приедет».

Гостевой дом в «Машеньке» Фролов когда-то построил вместе с отцом, а теперь переоборудовал для гостей (первыми его опробовали 15 шведских туристов). Помимо всех необходимых удобств, там есть старинная печь, полностью оборудованная кухня-столовая. Летом дом обычно снимают на сезон, как дачу, а вот осенью, когда из города приезжают на день-два, начинается посуточная оплата: 2000 рублей в сутки в будни и 5000 в выходные. Отдельно нужно платить за баню, катание на лошадях и снегоходе. Молоко, творог, сметану и овощи к столу поставляет Фролов, но готовят себе туристы сами. На территории хозяйства есть даже небольшой музей старинной утвари. Фролов признается, что гостей он особенно не развлекает, но если у кого-то из них возникнет желание помочь по хозяйству, он не станет возражать. «Хотя тут такие приезжают – не поверите, – смеется он. – Одна дама говорит: дайте хоть на корову посмотреть, откуда у нее молоко течет».

Дом Фролова редко пустует, однако, по мнению заместителя министра физкультуры, спорта, туризма и работы с молодежью Московской области Олега Жолобова, деятельность таких крестьянских фермерских хозяйств, как «Машенька», нельзя относить к туристиче­ской сфере. «Фролов поднимает личное хозяйство и занимается индивидуальной предпринимательской деятельностью, которая имеет отношение не к туризму, а к агропромышленному комплексу», – подчеркивает Жолобов.

Училась по телевизору

Ольга Цуканова, владелец фермерского хозяйства «Ольга», считает, что прием туристов – необходимое подспорье в деревенском хозяйстве. В качестве развлечения Ольга предлагает своим гостям уроки верховой езды, конные походы, прокат велосипедов, баню и открытый бассейн, а также экскурсии: в Троице-Сергиеву лавру, в Дмитровский кремль, в музеи-усадьбы и даже посещение фермы, где выращивают грибы.

В отличие от Владимира Фролова, потомственного крестьянина, который живет на земле, принадлежавшей его отцу и деду, Ольга – городской житель. Она окончила МАДИ, потом работала в турагентстве. «А потом надоело: то налоговая придет, то пожарная инспекция. А в деревне тебя не трогают». Однако начинать Цукановой пришлось с нуля. «Я много училась, окончила курсы пчеловодства, да и сейчас регулярно смотрю иностранные телепередачи о ведении собственного агротуристического хозяйства, – рассказывает она. – Например, благодаря одному итальянскому каналу я научилась варить сычужный сыр».

Для кукол и людей

По словам Екатерины Астаховой из Ассоциации содействия развитию агротуризма в России, сельский туризм не сводится к отдыху на ферме. Гостевые дома часто располагаются в бывших имениях, так что отдыхать можно и в усадьбе, где деревенский отдых сочетается с культурной программой, как, например, в музее-усадьбе «Ясная Поляна» или в Середникове – восстановленном поместье предков Лермонтова. Еще один пример – усадьба, ныне принадлежащая художнице Галине Масленниковой. Дом своих предков Думновых в селе Заречье Владимирской области ей удалось выкупить у государства в 1998 году, после дефолта, всего за пять тысяч долларов и восстановить за два года.

Здесь же, в усадьбе, находится выставка кукол Галины (они вопроизводят типажи жителей русской деревни XIX века). Среди гостей Масленниковой было много потомков русских эмигрантов. Их, вероятно, впечатляло, что внучка фабриканта Думнова возродила пустовавшую родовую усадьбу и даже создала в ней музей шелкового и бархатного ткачества (именно этим производством занимался дед). «Многие со слезами на глазах рассказывали о своих предках и их навсегда утраченных родовых гнездах в России, – говорит Галина. – Но главными посетителями нашего музея были гости из Москвы и окрестных областей, которые приезжали на экскурсии, а также семьи, приходившие с соседних дач. Я сначала не собиралась размещать гостей, хотела сделать только музей кукол и принимать экскурсии. Но многим хотелось задержаться подольше и пожить в купеческом доме».

В настоящее время в музее-усадьбе у Галины Масленниковой могут остановится с проживанием до 16-18 человек. Они гуляют по яблоневому саду и окрестностям, купаются в реке, катаются на лошадях, ходят в музей, смотрят, как работает старинный ручной стан, на котором ткут плюш и бархат, и – едят. В отзывах, размещенных на сайте дома, немалое место занимают гастрономические впечатления от борщей и солянок, пирогов и булок, голубцов, солений, варений, изготовляемых местным поваром. Американский профессор права Стивен Таман из Сент-Луисского университета отдельно нахваливает soups и piroshki, а Станислав Арбенин, юрист из группы «Сумма», побывавший с семьей в Заречье зимой, особо отметил запеченного в печи гуся и вообще признался, что было так «уютно и вкусно, что за пределы усадьбы даже выходить не хотелось».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать