Стиль жизни
Бесплатный
Наталия Хлюстова|Для Пятницы

Венецианский кинофестиваль прощается с гламуром

Мостра не только сменила программу, но и впервые устроила кинорынок
Reuters / Tony Gentile

Дирекция до последнего момента не была уверена, что сможет установить в залах 70-миллиметровый проектор, на котором режиссер требует демонстрировать свой фильм

При первом взгляде на программу 69-го Венецианского кинофестиваля, который начнется 29 августа, глаза разбегаются: знаменитые режиссеры, ожидаемые премьеры со всего мира. Но потом становится ясно, что политика отбора изменилась. Предыдущие два директора Мостры – Мориц де Хадельн и Марко Мюллер – старались пригласить в Венецию максимальное количество голливудских звезд. За последние годы Венеция обрела статус мероприятия в высшей степени гламурного, обогнав по этой части даже Канны: частыми гостями на острове Лидо, где проводится фестиваль, были модные дизайнеры, от Джорджио Армани до Тома Форда. Новый руководитель фестиваля, Альберто Барбера, решил изменить ситуацию.

Известный левак, уже возглавлявший Мостру в прошлом, но покинувший ее после очередного прихода Берлускони во власть, директор авангардного Музея кино в Турине, Барбера сразу заявил о новой политике. Он сократил число фильмов-конкурсантов (вместо обычных 22-23 – всего 18), причем за счет мейнстримного кино. Ни одной «светской» премьеры и минимальное количество звезд: Венеция не взяла в программу ни «Анну Каренину» Джо Райта, ни «Великого Гэтсби» База Лурмана, ни «Жизнь Пи» Энга Ли, ни «Облачный атлас» Тома Тыквера и Вачовски, ни даже «Джанго освобожденного» Квентина Тарантино – по слухам, все эти картины были завершены к августу и теоретически были готовы участвовать в конкурсе.

Вместо них в программе – филиппинец Бриллианте Мендоса, кореец Ким Ки-Дук, японец Такеши Китано, французы Оливье Ассаяс и Ксавье Джанноли, австриец Ульрих Зайдль. Безусловно, каждый из них в своем роде – тоже звезда, но уж точно не для широких масс. Отныне Венеция – прибежище исключительно искусства, а не мейнстрима. Разумеется, совсем без американских фильмов обойтись было невозможно, и их пригласили – тем более что жюри возглавил Майкл Манн («Схватка», «Соучастник»). Но их набор говорит сам за себя. Затворник и чудак Терренс Малик с эротической драмой «К чуду», актерский состав которой выглядит и вправду причудливо: Бен Аффлек, Ольга Куриленко и Хавьер Бардем. Брайан де Пальма с заведомо провокационным триллером «Страсть», спродюсированным французами и немцами. Спайк Ли с документальной лентой о Майкле Джексоне Bad. «Отвязные каникулы» Хармони Корина – мастера эпатажа, чья предыдущая картина называлась «Трахальщики мусорных бачков». Наконец, долгожданный «Мастер» Пола Томаса Андерсона, включенный в программу с опозданием – дирекция до последнего момента не была уверена, что сможет установить в залах 70-миллиметровый проектор, на котором режиссер требует демонстрировать свой фильм. Все эти ленты могут иметь прямое отношение к «Оскару», но уж точно не соблазнят широкую публику и не побьют кассовых рекордов.

Рыночные ценности

Барбера на пресс-конференции позволил себе шпильку в адрес постоянного конкурента – проходящего одновременно с Мострой фестиваля в Торонто, где есть самый большой североамериканский кинорынок, но нет состязания за лучший фильм. «Я восхищаюсь коллегами из Торонто и завидую им, – сказал он. – У них работа простая: взять все 350 фильмов, которые им предложили, почти никому не отказав. Нам труднее: довольно часто приходится отказывать».

Однако, как ни странно, в самом важном пункте Барбера позволил себе соревнование с Торонто. Венеция, всегда гордившаяся отсутствием рынка, на этот раз откроет торговые ряды в самом центре фестиваля. Организован бизнес-центр, где будут работать продюсеры и дистрибьюторы со всего мира, для них оборудованы просмотровые залы. Сделки в Венеции заключались и раньше, но теперь для этого созданы все условия. Важно ли это для России и может ли новый контекст как-то повлиять на востребованность российских фильмов за рубежом? Гендиректор компании «Роскино» и хозяйка российского павильона на Каннском кинорынке Екатерина Мцитуридзе считает, что пока такие прогнозы преждевременны.

«Все будет зависеть от того, как примут рынок в Венеции главные игроки – американцы, французы, англичане, немцы, китайцы – дистрибьюторы, сейлс-компании, продюсеры, – говорит она. – Мы знаем, что продаем довольно сложный продукт, поэтому нам пока необходимо налаживать дружеские отношения с профессионалами дистрибуции. У меня давняя дружба с устроителями и биеннале, и кинорынка, с Паскалем Дио и его командой. И кстати, по их приглашению «Роскино» с этого года является партнером Венецианского кинорынка. Важно вовремя застолбить себе место».

Русский след

В этом году в официальную программу попали сразу три российских фильма. В конкурсе – «Измена» Кирилла Серебренникова, в программе «Горизонты» – картина Алексея Балабанова «Я тоже хочу», а во внеконкурсных показах – «Антон тут рядом», режиссерский дебют главного редактора петербургского киножурнала «Сеанс» Любови Аркус.

«Для съемочной группы огромное счастье участвовать в таком фестивале, – говорит Аркус. – Самое же главное для меня – чтобы смысл нашей картины дошел до максимально широкой аудитории, чтобы это стало нашим вкладом в попытки изменить к лучшему жизнь людей с проблемами развития в нашей стране».

Не вполне ясно, можно ли конвертировать эмоциональный капитал картины в реальные продажи, но именно это и должен показать первый венецианский рынок. Возможно, шансы Серебренникова и Балабанова на фестивальный успех чуть выше, но и это не факт. Серебренников впервые снял картину с европейскими артистами, намеренно уйдя в этой психологической драме от конкретного места действия, то есть России, и отсутствие «экзотического» контекста может сыграть не в плюс. Что до Балабанова, то его европейский зритель знает по-прежнему плохо – и не факт, что сможет рассмотреть и оценить по достоинству картину, помещенную в параллельный конкурс. С другой стороны, после прошлогоднего триумфа «Фауста» Александра Сокурова интерес к российскому кинематографу в Венеции велик как никогда.

Отбором отечественных фильмов для Венецианского фестиваля отныне занимается известный киновед Петр Шепотинник: он и раньше работал с Барберой, а все последние годы является одним из организаторов ММКФ. «Альберто всегда очень интересовался современным российским кино, и теперь он попросил показать ему максимальное количество наших новых фильмов, в том числе и тех, которые уже вышли в прокат или прозвучали на других фестивалях и заведомо не могли попасть в Венецию, – рассказывает Шепотинник. – Я безумно рад, что в результате выбрали именно эти три картины, все три – очень неожиданные. За последние годы в Канны, в Берлин часто брали фильмы из конъюнктурных соображений, связанных с политикой, здесь же совершенно не тот случай. Я вообще не припомню, когда в конкурс попадала любовная драма из России, вневременнная, в которую тема социального не проникла, – я имею в виду «Измену» Серебренникова. «Я тоже хочу» – очень русский фильм, ностальгический, жесткий и в то же время нежный, в котором, кстати, впервые играет сам Алексей Балабанов. Фильм Любы Аркус будет показан вне конкурса, но я уверен, что он также окажется очень интересен европейской публике».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать