Фильм "Параллельные миры": Мы антиподы, мы здесь живем

Франко-канадская сказочная мелодрама «Параллельные миры» (Upside Down) доводит популярную у фантастов идею соседства двух вселенных до такой хрустальной, искрящейся глупости, что это даже красиво
Люксор

Никаких виртуальных реальностей, пятых измерений и даже параллельных миров (это творчество российских прокатчиков): у аргентинского сценариста и режиссера Хуана Диего Соланаса две планеты просто висят рядом, точнее, одна над другой, поэтому фильм и называется «Вверх тормашками».

У планет общая атмосфера, но разные гравитационные поля, а главное – разная материя. Вещество из одного мира, попав в другой, через некоторое время сгорает. Драматургически это намного выгоднее, чем мгновенная аннигиляция, потому что позволяет героям (Кирстен Данст и Джим Стерджесс), живущим на планетах-антиподах, не просто вздыхать, подняв глаза к небу, где любимый ходит вниз головой, а нелегально пробираться во вверхтормашечный мир и придумывать, как бы оттуда не улететь и не задымиться в самый ответственный момент свидания.

А ведь есть еще социальные границы, которые строже физических. В нижнем мире живут бедные, в верхнем – богатые (кто бы сомневался). Все как обычно в антиутопиях (переживающих сегодня в кино очередной ренессанс): у одних – типовая индустриальная помойка, у других – типовой потребительский рай. Интересно только посередине, на нулевом этаже мегакорпорации «Трансмир», где одни служащие ходят по полу, а другие – по потолку, и в супермодном, с налетом декаданса, кафе «Два мира», где пары, кружащиеся в танце снизу, кажутся зеркальными отражениями тех, кто танцует наверху. Эта картина двоемирия так сказочно-наивна, что делает неуместными любые вопросы об устройстве столь красивой вселенной. Очевидно, что планеты в ней неподвижны, потому что намертво соединяются архитектурными сооружениями. А Солнце вращается вокруг. Или авторы просто не озаботились объяснением чередования дня и ночи. Между тем этот вопрос занимал даже Незнайку, попавшего на Луну, где коротышки жили не на наружной, а на внутренней поверхности и тоже, кстати, царила ужасная социальная несправедливость.

Ну да ладно. Как известно, Солнце и светила движет любовь. И сюжет фильма Соланаса тоже. Поэтому любопытнее другая загадка (пожалуйста, уберите детей от экрана): каким же надо быть идиотом, чтобы излить в женский организм антисперму, зная, что это чревато не беременностью, а возгоранием. Хотя если Солнце вращается вокруг планет, отчего бы и зачатию не случиться от поцелуя.

А еще, как в любой сантабарбаре, в мелодраме Соланаса есть амнезия. По сюжету Кирстен Данст не помнит любовь своей юности. На самом деле ей пришлось забыть, что она только что снялась в «Меланхолии» Ларса фон Триера, где похожее расположение небесных тел приводило к совершенно другому художественному результату.

Между прочим, широкой российской публике будет интересно узнать, что корпорация, бессовестно высасывающая природные ресурсы из нижнего мира, называется «Транснефть».